Скалы и урочище Борла у села Цветочное (Белогорский район, Крым)

Одной из часто обсуждаемых тем в крымоведении является топонимия полуострова. Упоминания о том, какие названия давали далёкие предки окружавшим их горам, скалам, рекам, урочищам и населённым пунктам, встречаются как в узких кругах специалистов и учёных, так и среди туристов и жителей Крыма. Да и как тут не говорить о топонимах, если с ними приходится сталкиваться регулярно. Учёным и специалистам при описании объектов исследований, туристам при планировании маршрута, жителям Крыма для собственного ориентирования и помощи тем же заблудившимся туристам. Чего только не услышишь в этих разговорах по поводу старинных и более современных названий. То они слишком сложные для произношения, то непонятные, то не к месту. Возражения в этих разговорах часто вызывают крайнее неодобрение и возмущение.

Текст, панорама, карта, фотографии

Конечно, у человека, более знакомого со своеобразной и богатой топонимикой Крыма, такие речи возбуждают ответное желание поспорить и переубедить оппонента в обратном. Во время этих разговоров и жарких споров невольно всплывают в памяти уместные в этот момент пословицы и поговорки народов Крыма:

Джаиллик факъырлыкътан бетердир. (Невежество хуже бедности.)

Есть ли толк в таких диалогах? Как известно, спор и возникающая при этом агрессия чаще всего вызывают у оппонентов лишь упрямую уверенность в своей правоте и ответную агрессию. Тем не менее выход есть и из такой, казалось бы, безвыходной ситуации. Этим выходом является наглядный пример о роли топонимов в виде яркого и удачного рассказа о местности с преобладанием части одного, характерного именно для этого места, топонима. Если вы не знакомы с такими рассказами, то строки ниже помогут исправить это недоразумение.

Село Цветочное (Белогорский район Крыма) растянулось на 5 километров с юга на север, вдоль берегов реки Бурульча. По обоим берегам выстроилась вся инфраструктура села, вся его жизнь. Параллельно и перпендикулярно длинной, на всё село, центральной улице тянутся второстепенные. На улицах разнообразные по форме и размерам дома жителей, мечеть, кафе. От основной магистрали отходят дороги к школе, сельсовету, фермам, кладбищам. Образовалось нынешнее село Цветочное в результате укрупнения. Два малых села — Новая Бурульча и Меловое, — слившись воедино, породили новый населённый пункт — Цветочное. Такое «ботаническое» название новообразованное село получило от полей розы, шалфея и лаванды, которые тогда занимали окрестные долины, пригорки, холмы и поля. Можно вообразить, какой в период цветения стоял над этими окрестностями запах! Сейчас главным ароматом в Цветочном является вовсе не запах цветущих и в наши дни эфироносов. В самом начале села, у трассы Симферополь – Белогорск, виднеется здание пекарни. Слегка прикрытая от любопытных глаз зданием кафе «Бурульча», частная пекарня в селе Цветочное славится вкусным, по-деревенски крупным хлебом. Хлеб из пекарни регулярно развозится в несколько сельских магазинов Белогорского района. А у жителей самого села, помимо вкуса свежего и недорогого хлеба, есть возможность наслаждаться запахом свежей выпечки. Второе им достаётся совершенно бесплатно.

Говоря о названиях сельских населённых пунктов (комонимах), нельзя не упомянуть о живучести старых названий в новой среде. Так случилось и с Цветочным. Как было отмечено ранее, село получило своё название после объединения двух небольших населённых пунктов в один, более крупный. Однако одно из этих названий не просто не исчезло, оно продолжает жить и в наши дни. Нет, старого названия части села Цветочное — Мелового нет на современных картах и страницах официальных бумаг. Его жизнь продолжается в устном предании и некоторых деталях. 

В краеведческих документах название официально не существующего Мелового связывают с близким соседством села с промышленным объектом — меловым карьером. Слово «официально» употреблено неслучайно — жители домиков Цветочного на месте упразднённого Мелового продолжают называть эту часть села по-старому. Бывшее название села живёт и в одной из крайних, со стороны карьера, улиц — Меловая. До переименования село Меловое называлось Бурасхан. Встречается и название Борасхан. Комоним Бурасхан можно попробовать перевести сразу с двух, альтернативных друг другу, точек зрения. Исходя из родоплеменного названия (РПН), название Бурасхан переводится как «двор, село Бураса, или Бораса (один из таких действительно был — из подрода Сикым, племени кочевников Дулатов)». Другой вариант перевода названия более прост и понятен. Слово «бор» с крымско-татарского переводится как мел, а «хан» — двор, гостиница, отделённое забором место. В качестве примеров вспомним два топонима не очень далёких окрестностей: Борут-Ханэ — «пороховой завод», Арбази-Хан — «двор, где делались (или стояли?) арбы (повозки)». Одним словом, комоним Бурасхан (Борасхан) — это «двор, село Бураса», или, возможно, «меловой, ограждённый белыми камнями двор». 

Меловой карьер, срезавший часть горы за селом Цветочное, является не только хорошо приметной, доминирующей над этой местностью частью изменённого человеком ландшафта, но и частицей его истории. После  II Мировой войны одной из геологических разведок в окрестностях села Меловое были открыты большие природные запасы мелоподобных мергелей. Правда, их ещё нужно было достать из-под панциря осадочных пород. В указанном геологами месте в 50-х годах прошлого века возникла разработка. Мел в окрестностях села Цветочное оказался очень чистым от посторонних примесей. Лабораторный анализ породы из карьера показал: концентрация полезнейшего карбонатного кальция в мелоподобных мергелях достигает 86,1 %. В карьере быстро наладили производство. Большая часть породы из карьера отправлялась в дробилку. Оттуда измельчённая до нужной фракции порода шла на ленточный конвейер и фасовалась в мешки, в зависимости от требований заказчика (10, 25, 50 кг). Добытый, измельчённый и расфасованный в карьере у села Цветочное чистейший карбонат кальция (мел) грузовиками развозился на молочные и мясные фермы и птицефабрики как кормовая добавка (кальций повышает репродуктивные функции и защитные силы организма, участвует в регуляции мышечной и нервной деятельности). Мелоподобный мергель из этого карьера использовался в изготовлении красок на заводах в Симферополе, Ленинграде и Казахстане. Ещё одна специализация карьера у села Цветочное — изготовление обычного писчего мела. В небольшом цеху женщины вручную, с помощью специальной пилы с крупными зубьями, аккуратно вырезали из мягкой породы прямоугольные бруски. Готовым писчим мелом исправно пополняли запасы школ Белогорского района. В лучшие годы объём производимой продукции в меловом карьере доходил до 35 тонн в сутки. Добыча и производство в карьере у села Цветочное заглохли в начале XXI века. Карьер, не так давно обеспечивавший работой и достойным заработком жителей ближайших сёл переживает не лучшие дни. А школы, столь нуждающиеся в писчем меле, продолжают выписывать у руководства карьера до 250 кг его продукции в год. Правда, теперь резать мел на бруски уже некому.

От села и карьера за ним, к северу, вдоль правого берега реки Бурульча, тянется склон возвышенности. Как и многие другие склоны гор в Белогорском районе, этот склон террасирован. Повальное увлечение террасированием голых склонов гор началось в Крыму после успешного опыта в залесении до этого совершенно сухого и лишённого древесно-кустарниковой растительности склона горы Тепе-Оба, что у Феодосии. Академик А. Н. Олиферов в статье «Изучение водного режима террасированных склонов в Крыму» подводил итог своим опытам в устройстве террас в Крыму такими словами: 

Как видно из всего изложенного, террасы, изготовленные механизированным способом, обеспечивают благоприятный режим влажности для лесных культур, а также являются важным методом борьбы с эрозией почвы. Необходимо в дальнейшем более широко внедрять этот метод для освоения горных склонов под сады и виноградники.

Слова академика попали на благодатную почву. В течение десятилетий команды нарезчиков террас на  универсальных бульдозерах Д-259 доблестно сражались с голыми склонами крымских гор и предгорий. Успешно побороли они и склоны возвышенности у села Цветочное. Да вот незадача: лес на готовых террасах так и не вырос. А может, и не сажал его там никто, этот лес. Сейчас удобство террас на склонах горы у села Цветочное по достоинству оценено коровами и более мелким рогатым скотом. Да и как тут не оценить такие старания: по террасам копытным легче карабкаться, трава на их плоских ступенях сочнее (прав был-таки академик А. Н. Олиферов, влаги тут задерживается действительно больше). Да и корова, возвышающаяся на добрых два-три десятка метров над обычным уровнем пастбища, выглядит внушительно.

Виртуальный тур из четырёх сферических панорам скал и урочища Борла в окрестностях села Цветочное (Белогорский район Крыма):

 Полноэкранный режим включается двойным кликом (поддерживается не всеми браузерами) или нажатием на иконку

Над террасами, у края белой чаши карьера, начинают показываться первые выходы скал. Постепенно, по мере удаления к северу, их высота растёт. Слово «растёт» является скорее обобщающим, высота их с трудом доходит до десятка метров. Высота скал у села Цветочное не стала ограничением для количества и глубины встречающихся здесь пещер и гротов. В 1975 году крымским краеведом, учёным и географом В. П. Душевским были внесены в кадастр 6 разнообразных по форме пещер и полостей, найденных в этом районе. Протяжённость крупнейшей из них достигает 57 метров. Эта горизонтальная пещера носит хорошо знакомое краеведам и историкам название Алима (Алимнын-Кобасы, Алимовская пещера). Пещеру с треугольным входом вполне можно осмотреть. Правда, с осторожностями: свод довольно низок, стены закопчены, а в «полу» полости видны раскопы. Доступен для ознакомления и ряд других пещер и гротов. Такое количество полостей в небольших по высоте скалах у села Цветочное современная геологическая наука объясняет проявлениями карста, а именно восходящими водными потоками. Можно объяснить и ненаучным языком. В геологическом прошлом будущая возвышенность на месте скал у села Цветочное была погребена под слоем воды. В глубинных пластах пород, по которым шли артезианские воды с более высоких гор на месте Главной гряды, имели место протечки и крупные прорывы. Так как артезианские воды вытекали под напором (закон сообщающихся сосудов), их воды и промыли в этих мягких скалах каналы и выходы. Со временем уровень моря спал, воды реки Бурульча, ныне текущие ниже по долине, промыли в скалах удобное для себя русло, а интенсивное выветривание (разрушение горных пород) вскрыло выходы и полости на месте бывших протечек и прорывов. Помимо пещер и полостей В. П. Душевский в том же 1975 году дал описание ещё одному геологическому объекту в этих местах. В компании с Н. И. Лысенко им было обнаружено значительное скопление железной руды. Да, читатель, не удивляйтесь, запасы железной руды есть не только на Керченском полуострове, как нам об этом твердят известные издания о Крыме. Рудное тело в долине реки Бурульча оказалось толщиной 0,5–0,7 м, оно прослеживается  вдоль обрыва на  расстоянии 120–150  м. Руда залегает на слое нуммулитовых известняков, имеющих в отдельных местах тонкий слой зеленовато-серой глины. Позже другие учёные смогли объяснить и такой хитрый маневр природы. Руду вынесли, буквально вымыли, из толщи гор всё те же восходящие водные потоки.

Огибая выступающий скалистый мыс, сразу несколько троп постепенно уводят в сторону севера. Прижимаясь к скалам, тропы всё ближе подступают к реке Бурульча. Крупные обломки скал со светло-бежевыми, почти белыми гранями местами образуют небольшие хаосы. Вершины обломков занимают поросшие травой плоские площадки. По мере приближения к руслу появляются крупные деревья. Всё ближе река Бурульча, всё чётче слышен шум воды. Иногда такое соседство вынуждает поток преодолевать небольшие завалы из камней в русле. В монотонном звуке переливающейся через камни речки иногда можно услышать мелодичное название окружающего нас урочища. Да и в самом названии речки Бурульча есть что-то от него («буруль» — седой, серый, чалый). 

Топонимы-«тёзки» в Крыму не такая уж и редкость. Есть два Таракташа, два Улу-Узеня, два Булганака, две Чурук-Су. Есть топонимы с общим корнем, например Сары-Узень, Сары-Су («сары» — жёлтый). Было на полуострове и два топонима Бор-Кая. Один из них хорошо известен — так называется приметная скала недалеко от села Курское. Второй Бор-Каёй называлось небольшое исчезнувшее село у подножия скал, о которых мы говорим. К счастью, «нашу» скалу с урочищем, гротами и пещерами, шумящей в каменистом русле речкой, забыв о Бор-Кае, назвали по-другому. Но всё равно у обоих названий так и остался общий от «меловой скалы» корень. Название этого  урочища, Борла, можно перевести с двух точек зрения: ботанической и логической. С ботанической точки зрения, «борла» — перевод с крымско-татарского названия растения паслён. Да вот незадача — паслён в Крыму действительно встречается, но намного южнее и восточнее этого места, возле моря. С логической точки зрения всё проще. Борла — топоним, в котором потеряна одна буква: «бор» — мел, «лар» — много. 

Путь в урочище Борла становится тоньше и незаметнее, растворяясь в густых зарослях вдоль русла реки. Через некоторое время высота виднеющихся среди зарослей деревьев отвесных скал вновь начнёт уменьшаться. Уходя вправо, тропа выведет на платообразную возвышенность. Отсюда хорошо видны антенны сотовой связи, занявшие высоту над меловым карьером. Самый удобный и разумный маршрут — вернуться в село Цветочное вдоль тех же скал, но уже по их верхней части. Менее чем через километр на фоне однообразного ландшафта плато станут заметны следы давно ушедшей отсюда жизни: земляной вал, зольные холмы, направления улиц и камни фундаментов. Скифское городище Борла, получившее позже название Меловое, было впервые открыто и описано в 1833 году коллекционером и любителем древностей А. Я. Фабром. В его статье «Достопамятнейшие Древности Крыма и соединенные с ними воспоминания» городищу уделён следующий абзац:

Третье укрѣпленіе находится въ пяти или шести верстахъ далѣе, на северо-востокъ при рѣчкѣ Бурульчѣ, близъ деревень Боркая и Борасханъ. Оно также расположено на утесистой горѣ, состоитъ изъ рва и вала, остатковъ стѣнъ и башенъ, и слѣдовъ значительного поселенія, каковы напримѣръ: насыпная земля, изрытыя и волнистыя площади и т. п. вообще, оно гораздо обширнее двухъ предыдущихъ. Сооруженіе его Татары приписывают Франкамъ (Френгъ), такъ, какъ и всехъ древнихъ укрѣпленій въ Крыму, происхожденіе которыхъ теряется для нихъ во тьмѣ прошедшего времени.

А. Я. Фабр не только первым описал городище, его же руке принадлежит и первый глазомерный план. Долгие годы этот документ пылился в архивах, пока его историю не рассказала И. В. Тункина. Исследовательница, обнаружившая в 1989 году в архиве НАНУ этот и другие планы работы Фабра, выяснила, что он должен был увидеть свет на страницах «Крымского сборника» известного учёного — П. И. Кёппена.

План скифского городища Борла (Меловое, с. Цветочное, Белогорский район Крыма). П. И. Кёппен с оригинала А. Я. Фабра
«Борла. Следы укрепления при р. Бурульче». Копия П. И. Кёппена с оригинала А. Я. Фабра.

Следуя маршрутом А. Я. Фабра, вскоре посетил городище Борла и сам П. И. Кёппен. 23 октября 1833 года он проехал на северо-восток от городища Конич к имению А. С. Лавинского «Борасхан». Имение с домом, садом и мельницей было расположено на берегу реки Бурульча. Взяв татарского проводника в тогда ещё существующем селе Боркая, П. И. Кёппен направился к следам укрепления на правом берегу реки «Бурулчи или Бурунчи, выше селения Саалчи-эли, в урочище, именуемом Борла». В «Материалах для ближайшего познания горной части Крыма» ученый записал: 

Тут над скалистою крутизною, под коею внизу протекает река Бурульча, видны следы укрепления, снятого с натуры со всеми подробностями А. Я. Фабром. О плане мне сообщенном скажу то же, что о плане прежде сего упомянутом. Следы укрепления и в особенности возвышенности и покатости показаны на оном слишком явственно (яркими красками); так, например, место Я кажется здесь яром, между тем как это лощина, едва приметная.

Не позволила осуществить Кёппену задуманное научная ревность А. Я. Фабра. Андрей Яковлевич, явно гордившийся честью первооткрывателя трёх никем не описанных до этого древних крепостей, несмотря на дружбу и любовь к общему делу, так и не позволил Петру Ивановичу использовать эти планы в своей книге.

Городище Борла (Меловое) было бы замечательным, прекрасно сохранившимся, памятником позднескифской культуры Крыма, если бы не глупая расчётливость жителей долин. В 50–60 годах ХХ века «бесхозные», но хорошо обработанные камни из «остатковъ стѣнъ и башенъ» скифского городища Меловое (Борла) были разобраны выборкой камня. Археологам оставалось довольствоваться остатками фундаментов домов, крепостных стен, башни и бывшей свалки — зольного холма.

Окрестности села Цветочное и урочище Борла на спутниковой карте Wikimapia:

Больше фото:

  • DSC_0792Старый дом
  • DSC_0794Меловой карьер
  • DSC_0797Кремний
  • DSC_0800Панорама карьера
  • DSC_0808Террасы
  • DSC_0815Дерево
  • DSC_0816Тропка
  • DSC_0832Грот
  • DSC_0841Пещера Алима
  • DSC_0855Вид из грота
  • DSC_0878Скалы
  • DSC_0886Бурульча
  • DSC_0900Стена городища
  • DSC_0910Колеи
  • DSC_0920Раскоп
  • DSC_0943Ванночки

От посягательств кочевников на жизнь и имущество скифов городище Борла (Меловое) защищала крепкая и длинная каменная стена, выступающая углом в сторону вероятной угрозы. По наблюдениям археолога П. Н. Шульца, куртины (участки стены) были усилены десятью фланкирующими выступами или башнями, а с внутренней стороны к стене были пристроены шесть помещений. От крепкой и высокой стены, последней надежды жителей укреплённого скифского поселения Борла (Меловое) на спасение, осталось лишь едва заметное валообразное повышение. Близко от самого края скалы в этом повышении, в уже оплывшем от времени раскопе, видны вскрытые археологами белые камни фундамента — здесь когда-то стояла башня. С высоты башни воинам, несущим дозор в крепости на скале над рекой Бурульча, открывался отличный обзор на окрестности. Немаловажной частью обзора являлась видная отсюда гора Конич с занимавшей её вершину соседней крепостью тех же скифов. Крепость, её надёжные стены, башня и несущие в ней дозор воины давно канули в Лету. Почти не изменился за прошедшие времена только пейзаж. Частью этого пейзажа остаются скалы урочища Борла, гроты и пещеры в них, звук текущей внизу Бурульчи. Осталась неизменной белая горная порода, породившая богатую топонимику этих окрестностей — мел. Прикрытые тонким слоем земли, на мягких «меловых» скалах, видны колеи, прорезанные деревянными колёсами скифских кибиток. На месте городища Борла (Меловое) кое-где так и остались лежать обработанные «меловые камни» – остатки построек и крепостных стен. Некоторые из камней со старого скифского городища послужили вторично, при постройке белых, «меловых», домиков бывшего села Борасхан, позже Мелового, а сейчас Цветочного. Не изменился за прошедшие десятилетия с момента открытия карьера цвет мела, которым пользуются у классной доски школьники Белогорского района. Так и не почернел белый саван «меловой земли», в которую навсегда опускают своих покойников ныне живущие в долине реки Бурульча.

При сборе информации использованы данные из книг и статей:

  • З.В. Тимченко «Симферополь — Белогорск — Грушевка: путеводитель».
  • А.Н. Олиферов «Изучение водного режима террасированных склонов в Крыму».
  • Г.Н. Амеличев, А.Б. Климчук, Е.И. Тимохина «Спелеогенез в меловых и эоценовых отложениях долин   рек Зуя и Бурульча (восточная часть Предгорного Крыма)».
  • И.В. Тункина «Кеппен, Фабр, и Дюбуа как первооткрыватели позднескифских городищ Крыма».
  • А.Я. Фабр «Достопамятнейшие Древности Крыма и соединенные с ними воспоминания».
  • П.И.Кёппен «Крымский сборник».
  • Труфанов А.А. (составитель) «Выявление исследование и систематизация археологических памятников Крымского полуострова».


Комментарии Вконтакте

Комментарии Facebook

Комментарии Disqus

 

Поделитесь этой статьёй в социальных сетях:

 

Поиск

Не знаете значение слова?

Поищите его в словаре

Искать

Панорамы

Закаты и
рассветы

На сайте

110

панорам

62

статьи

1107

фотографий и изображений

КОММЕНТАРИИ САЙТА. РАБОТАЮТ НА DISQUS