Гяур-Кая. К перевалу, скале и хребту неверных. Статья, фотографии, карта, панорама

Обычно топонимы в Крыму обозначают названия отдельных гор, речек, урочищ или населённых пунктов. Однако бывает и так, что одно название закреплено за несколькими элементами ландшафта, соседствующими друг с другом. Например, есть гора Демирджи. Помимо горы, несёт свои воды к морю речка Демирджи. Когда-то с горой и речкой делило общее название и село Лучистое. Бывает и так, что один топоним напоминает другой. Названию горы Авинда вторит речка Авунда, что возле Гурзуфа. Не стала исключением и местность восточнее Караби яйлы. На подробной карте, среди лесистых склонов этого самого большого в Крыму плоскогорья, внимание привлекут три топонима Гяур-Кая: так называются перевал, отдельно стоящая вершина и хребет, понижающийся в сторону речки Танасу.

Вид окрестностей русла речки Сухой Индол с вершины горы Шпиль. Крым, недалеко от села Грушевка

Самый восточный массив Крымских гор, Агармыш, вот уже на протяжении нескольких лет служит предметом неутихающих споров. Например, официально Агармыш – часть Внутренней гряды. На деле же  Агармыш – типичный представитель Главной гряды. В пользу первого аргумента говорит небольшая высота массива - гора Большой Агармыш достигает в высоту всего 722,5 метров над у. м. Для сравнения, высота соседней, на вид гораздо более низкой, горы Кубалач – 768 метров. В пользу второго утверждения свидетельствует относительное множество карстовых форм (есть пещеры и даже шахта; на Внутренней гряде шахт как таковых нет), основная порода, слагающая верх массива (светло-серый мраморовидный известняк) и, наконец, его привершинная часть, столь похожая на типичную яйлу. Словом, поломать голову есть над чем. И пока учёные и краеведы этим небезуспешно занимаются в теории, туристы продолжают своё знакомство с горным массивом Агармыш на практике. Хоть на Агармыше и не проложен ни один из номерных туристических маршрутов, множество удобных троп облегчают задачу первого с ним знакомства. Широкая, своеобразная панорама, открывающаяся с вершины Большой Агармыш, надолго остаётся в памяти первый раз покорившего её туриста. Вспомнить есть чего: под вершиной - пугающе крутой склон, сумрачный, от тени, отбрасываемой громадой горы и плотно подступающего к скальной кромке леса, и убегающее вдаль от этого сумрака безбрежное море равнины… 

От села Новосёловка до села Фонтан. Древние вулканы Сартской антиклинали

В наши дни всё чаще приходится слышать о том, что время ускоряется, а обыденная жизнь становится скучной и прогнозируемой. Виноватыми в этом видят прогресс и последовавшую благодаря нему лёгкость бытия. Мы стали быстрее передвигаться, легче делать работу, интереснее проводить досуг, больше доверять учёным и меньше шарлатанам. Спустя каких-то сто лет нам, благодаря новым знаниям, стало гораздо сложнее понять и в полной мере разделить переживания людей из не столь далёкого прошлого. Переживания призраков, оставшихся с нами лишь на пожелтевших фотокарточках да в строчках старых книг, газет и писем. Многие издания, когда-то добросовестно фиксировавшие ежедневные и еженедельные события, остались лежать толстыми пачками старой газетной и журнальной бумаги в архивах, библиотеках и пыльных чуланах. Некоторые из них переродились и стали востребованными современными новостными порталами. Какая скорость жизни, такие и новости: быстрые, сиюминутные. Новостей стало так много, что шок и массовое обсуждение волнующих событий в прошлом сменило равнодушное прокручивание ленты новостей в нынешнем. И всё же есть то, что тонкой нитью прочно связывает нас с прошедшими более ста лет назад событиями. Это преклонение, инстинктивная боязнь перед действующими во все века могущественными силами природы. Эти чувства пережили и переживут все времена, ведь чаще всего перед силами природы бессилен любой прогресс.

Челбашская тропа. Два пути к одной цели

В краеведческой, да и в художественной литературе при описании троп и дорог часто встречаются фразы, «кочующие» от автора к автору, из книги в книгу:

Вы ѣдете все въ гору и въ гору, не видя, не предчувствуя моря; дорога все труднѣе; васъ задвигаетъ все тѣснѣе въ скалы и въ лѣсъ, и пейзажъ почти исчезаетъ. Трудность подъема настраиваетъ васъ на самый прозаическiй тонъ и выбиваетъ изъ головы радостныя мечты, съ которыми вы, можетъ быть, выѣхали со станціи. 

Марков. «Очерки Крыма». 1872 год.

До дѣревни Кизилъ-Коба есть колесная грунтовая дорога, но въ дождливую пору она очень трудна, и лучше проѣхать къ пещерамъ верхомъ или пройти пѣшкомъ. Тропинка одна, довольно крутая съ утомительными подъемами и спусками.

Безчинский. «Путеводитель по Крыму». 1908 год.

Кто заставил тропы и дороги вести себя подобным образом? Природа? Человек? Оба ответа на этот вопрос окажутся верными. Дороги и тропы изначально подстроены под условия, продиктованные характерными особенностями определённой местности. Бывают тут промахи, более удачные версии существующего, но уже ненужного пути, ошибки. Так, к примеру, некоторые южнобережные дороги навсегда заброшены и забыты из-за повредивших их полотно оползней; узкие витки серпантинов часто срезают выемки и насыпи современных шоссе; живописные, но крутые и довольно жаркие, участки горных троп сменяют тенистые, полные зелени лесов и освежающих, прохладных вод родников туристические маршруты.

Вид на Куртинскую балку. Белогорский район Крыма

Речки и ручьи, стекающие со склонов гор Крыма, доставляют множество проблем дорожным строителям. Преодолевать эти природные препятствия нам помогают сооружённые ими мосты. Бывает, смотришь с такого моста на еле текущую по плитам внизу воду и гадаешь: крупное инженерное сооружение из бетона под двумя широкими автомобильными полосами, внутри которого можно свободно пройти во весь рост, и построено ради чего – ради этой несчастной струйки?! Грандиозные денежные и трудовые затраты, на первый взгляд, совершенно не стоящие таких усилий. 

Поиск

Не знаете значение слова?

Поищите его в словаре

Искать

Панорамы

Памятники
истории

На сайте

110

панорам

62

статьи

1107

фотографий и изображений

КОММЕНТАРИИ САЙТА. РАБОТАЮТ НА DISQUS