Размышления по дороге в село Зелёный Яр (Ташлы-Яр). Или почему газетные статьи 30-летней давности насущны и сегодня

Издали это степное село с интригующим названием — Зелёный Яр, обосновавшееся на возвышенности довольно пересечённой местности, кажется оазисом. В жару невольно убыстряешь шаг, мечтая укрыться от палящего солнца.

 

Заросшая дорога приводит в село. Под сенью деревьев тут и там затаились домики — когда-то привлекательные, теперь сильно обветшалые.

На первый взгляд в начале статьи приведена цитата из какой-нибудь современной газеты. Однако эти слова были напечатаны… почти 30 лет назад, 19 июля 1988 года. Для сложившихся после 1991 года условий, 30 лет — целая эпоха, пережить которую было дано не всем сёлам Крыма. Вопреки переменам, Зелёный Яр выжил. Репортёр, написавшая статью для местной газеты, вряд-ли подозревала, что заселённую ещё в V-III веках до н.э. местность однажды окружат гигантские ветроэнергетические установки, а борьба за выживание небольшого села продолжится в новом столетии.

Текст, панорама, карта, фотографии

Слюсаревская котловина

Параллельно и севернее трассы Феодосия — Керчь, между сёлами Ленинское и Фонтан, вытянулась невысокая гряда. На полпути от одного села к другому, к трассе примыкает уходящая в сторону гряды грунтовая дорога. Она выводит к построенной на склоне П-образной ферме со ступенчатой шиферной крышей и понижению, что режет вытянутую возвышенность на две части. Справа от дороги до 1941 года находилась небольшая деревня — Кармыш-Келечи.

Когда-то квадрат улиц, застроенный приземистыми домами, занимал пространство от трассы до порядком заросшего нынче пруда. Больше всего жителей в селении (59) было в третьей четверти XIX столетия, однако уже в начале XX века Кармыш-Келечи стал пустеть. Где были улицы и дома, теперь с трудом различимые развалины, заросшие сорняками. Название исчезнувшей деревни отчасти сохранил хребет за руинами бывших улиц — Кармыш-Келечинский гребень. Поселившуюся среди руин и их окрестностей тишину нарушает лишь гул трассы и журчание солоноватых, словно слёз, вод источника. Их едва хватает на наполнение корыт-поилок и подпитывание заросшего тростником болотца, что возникло на дне пересохшего пруда (водоём построили до войны).

Оставив позади солёный источник и болотце с плотиной, старая грунтовая дорога, преодолев понижение, уведёт за хребет, в долину с плоским дном. На её противоположной стороне глаз различит параллельную Кармыш-Келечинскому гребню гряду — хребет Аскар. Две гряды и долина между ними — крылья и ядро самой крупной на Керченском полуострове Слюсаревской (Петровской) антиклинали. Длина её с востока на запад — 23 км. Ширина — до 4 км.

Впервые Слюсаревская антиклиналь была описана известным геологом Андрусовым в 1882-1883 году. Учёный предположил, что перед ним — крупнейшая на Керченском полуострове удлинённая складка горных пород. Позже эта теория подтвердилась неоднократным геологоразведочным бурением. За небольшими различиями, Слюсаревская антиклиналь напоминает Сартскую (статью о ней ищите по ссылке). Основные отличия — в размерах. Центр Слюсаревской котловины занимает крупнейшая на Керченском полуострове (диаметром до 4 км) вдавленная синклиналь, получившая название Бурулькайского котла. Похожее образование находится и в Сартской антиклинали — гора Подкова.

Грандиозному Бурулькайскому котлу (он упоминается во всех хрестоматийных книгах о геологии Керченского полуострова) грозит опасность. Известняки некогда цельной кольцеобразной гряды и её вершину (гора Кошик) уничтожают на щебень для строительства трассы. При таких масштабах от «стенок» громадного котла через пару лет останутся одни воспоминания.

Вскоре дорога, пересекающая плоское дно Слюсаревской антиклинали от крыла к крылу, начнёт набирать высоту. Высшая её точка — небольшой перевал в центре понижения хребта Аскар.

Расположенные на одной линии в противостоящих друг другу грядах понижения — разрыв крыльев Слюсаревской антиклинали. Разрыв образовался в результате новейших (по геологическим меркам) тектонических движений Керченского полуострова. Он — своеобразная путеводная нить старой грунтовой дороги, ведущей от трассы Феодосия-Керчь до берега Азовского моря. Местами дорога спускается в низины, где-то поднимается на возвышенности, однако её общее направление идёт вдоль линии, когда-то образованной тектоническими подвижками.

Хребет Аскар — обычная для этой части Керченского полуострова невысокая каменистая гряда. Её «тело» сложено среднемиоценовыми и сарматскими отложениями (известняками). Проведённые в 2006-2007 годах исследования насчитали 233 вида растений (26,1% от флоры всего Керченского полуострова), обитающих на вершине гребня и его склонах. Помимо распространённых растений, исследователи обнаружили 11 охраняемых видов. Один из них — василек Талиева — растёт только на Керченском полуострове и в Восточном Крыму. Помимо этого, на хребте Аскар выявили петрофитные растительные сообщества с преобладанием ковыля понтийского и Лессинга.

Сундукой: уцелели лишь ржавый памятник за оградкой и пруд

Подъём на спину хребта Аскар стоит открывающегося с гребня вида. Будто на повёрнутой под небольшим углом рельефной карте, с возвышенности хорошо видны и ближайшие окрестности, и скрывающиеся за горизонтом дали с синей полоской Азовского моря.

Первыми на пути от дороги к вершине встречают ржавая ограда с позабытым памятником. Жестокое напоминание о войне, связанное с ещё одним населённым пунктом на нитке старой грунтовой дороги. Северное подножие возвышенности занимают окружённые со всех сторон тростником источники. Они питают вытянутый пруд, превратившийся в болотце. Близ источников и пруда видны холмики, состоящие из разбитых кусков ракушечника вперемежку с золой и извёсткой, — места, на которых прежде стояли дома. Где-то среди высоких трав прячется сельское кладбище. В четыре предложения уместилось описание урочища Новиково, того немногого, что осталось от села Сундукой.

 Кармыш-Келечи и Сундукой на 250-метровой карте РККА 1941 года:

Возрождённое в начале XX столетия на месте оставленных эмигрировавшими в Турцию татарами руин, небольшое село Сундукой всего на 20 лет пережило Кармыш-Келечи. Всё та же история, только с отсрочкой на 20 лет и трагедией, что случилась почти в конце полувека существования. Нет, отсюда никого насильно не переселяли. Жителей просто уговорили уйти в крупные населённые пункты с дорогами, автобусным сообщением, школами, фельдшерами и условиями для жизни. А напоминание о войне и её малом эпизоде в виде ржавого памятника осталось.

Переселенцы из села Сундукой, (с 1948 — Новиково), и сельчане Зелёного Яра рассказывают: в мае 1942 года где-то недалеко от деревни немцы расстреляли нескольких красноармейцев. Бедолаги попали в плен при отступлении Крымского фронта. После расправы, оккупанты силой заставили жителей ближайшего села хоронить полуживых бойцов. Закончилась война. Чтобы помнить, на их братской могиле поставили небольшой металлический обелиск со звездой на вершине и оградой. Исчезло село, исчезла и память. Памятник на братской могиле ржавеет и покосился, звезду вырвали. На его давно не крашеных поверхностях нет ни одной памятной надписи.

Останинская ВЭС: почти 150 метров над землёй

Развалины на месте села Сундукой далеко не главное и не первое, что привлечёт внимание при взгляде с хребта Аскар. Первое, что без спросу влезет в поле зрения — ветрогенераторы. Уступающие в высоте лишь небу, словно громадные чудища из давно забытой сказки, ветроустановки Останинской ВЭС будут сопровождать весь остаток пути до Зелёного Яра.

Строить Останинскую ВЭС начали в 2012 году. До этого предстояло вычислить целесообразность строительства и оптимальные места для размещения башен. В исследованиях помогла специально построенная 100 метровая вышка с метеорологическими приборами. После исследований в этой местности, оказалось что скорость ветра зависит от высоты над землёй. Ближе к земле она ниже, за счёт приземного трения, выше – больше. Значительный рост скорости наблюдается на высотах 60-100 метров. На высоте в 100 метров она в 2,5 раза выше, чем на 10. Как раз на такой высоте (от 50 до 200 метров) и работают ветротурбины Останинской ВЭС.

ВЭС состоит из 10 ветроэнергетических установок FL2500 фирмы LLC Fuhrlaender Wind Technology. Высота одной башни до оси ротора — 98,2 метра, диаметр ротора — 100 метров. Башня, по-другому называемая ещё мачтой, состоит из шести секций-стаканов разной длины. Самая длинная из них — 22 метра. Секции изготовлены из особой стали толщиной от 15 до 48 мм (снизу вверх толщина стенок меняется). Общий вес стометровой мачты — 275 тонн. Наверху крепится подвижная гондола с тремя 50-метровыми лопастями. Вес одной лопасти — 13 тонн. Башню и гондолу по частям выпустили на Краматорском заводе тяжелого станкостроения (КЗТС), лопасти из Германии. Разобранные ветряки перевезли сначала морем на баржах, а затем из Камыш-Бурунского порта доставили к месту установки на специальных грузовиках. Для монтажа 10 ветроустановок использовался специальный немецкий гусеничный кран Felbermayr-Liebherr LR11000 с вылетом сборной стрелы более 100 метров и максимальным подъёмным весом в 110 тонн. Так вот и собрали среди Керченского холмогорья десяток «ветрячков», высотой почти в 150 метров. Внутри башня ветроустановки оснащена лифтом для обслуживающего персонала. Управляется вся эта махина дистанционно и с помощью автоматики. Например, при превышении ветром рабочей скорости, срабатывает тормоз, а в случае пожара внутри установки с ним будет бороться автоматическая система пожаротушения. Говоря о цифрах в сравнении: высота симферопольской телевышки 192,5 метра, а высота одной панельной столичной 9-этажки — примерно 30 метров. К слову, ветряки установлены на средней высоте всего в 60 метров над уровнем моря. Т.е. высота одной ветроустановки в два раза больше высоты местности, на которой она установлена.

К слову, Останинская ВЭС — хоть и осуществлённый, однако не самый масштабный ветроэнергетический проект на Керченском полуострове. В 2007 предполагалось начать строить ВЭС вдоль хребта Аскар в сторону Новониколаевки. Разработали проект, согласно которому на хребте задумали установить 58 ветротурбин мощностью 2-2,5 МВт, высотой башни в 80 метров и диаметром ротора в 90. Суммарная пиковая мощность электростанции должна была достигать 100 МВт. Это, для сравнения, электрическая мощность симферопольской ТЭЦ. ВЭС планировали сдать в 2015 году. 59 Га земли предполагалось сдать в аренду на 49 лет. Случившиеся в Крыму перемены пока оставили эту затею в проекте.

Курганы у Зелёного Яра — могильник скифов-земледельцев

Оставив позади хребет Аскар и руины села Сундукой, грунтовая дорога уводит с возвышенности в поля. Через пару километров грунтовку сменит бетонное дорожное полотно. Новая часть пути уводит к горизонту прямо под ветроустановками. Странные звуки, образующиеся при повороте гондол и старте лопастей от дуновения ветра после штиля, напоминают скрип давно не смазанного механизма. Они вносят неповторимое своеобразие в эту часть пути. Ветрогенераторы делят небольшие возвышенности со скифскими курганами. Столь разные и непохожие творения человека, созданные с разрывом в две с лишним тысячи лет.

Скифские курганы у села Зелёный Яр впервые начали исследовать в 1906 году. Уже тогда стало понятно, что большинство из них разворовано ещё в древности. Керченской экспедицией в 1960 году раскопано 11 курганов. Их высота — от 0,3 до 3 метров. Курганы располагаются небольшими группами. Под насыпями обнаружены одиночные и коллективные захоронения. Особенно интересен курган №6.

Разрез кургана №6 у Зелёного Яра и находки из него

Разрез кургана №6 у Зелёного Яра и находки из него

Он — самый высокий у Зелёного Яра. При раскопках выяснилось, что 3 метровая насыпь диаметром в 35 метров неоднократно досыпалась. Об этом говорили перемежающиеся слои золы и почвы. Под насыпью оказался разграбленный склеп, сложенный из громадных каменных плит. К его входу шёл дромос со своеобразной каменной дверью. Камера склепа была многоразовой и двухсекционной. В первой её части кучей были сложены останки ранее захоронённых (в основном — черепа и крупные кости). Во второй — целые костяки. В общей сложности в гробнице покоились останки 18 скифов. Окружала всю эту конструкцию каменная ограда в виде кромлеха высотой 0,7 метра.

Заклад погребения №1 в кургане №6 у Зелёного Яра

Заклад погребения №1 в кургане №6 у Зелёного Яра 

В результате Керченской экспедиции 1960 года, археологами были сделаны интересные выводы о курганах и их особенностях. В большинстве своём они представляли собой семейные захоронения скифов-земледельцев. Об уровне достатка их владельцев можно судить по размеру гробниц: бедняку едва заметная насыпь, богатому скифу огромный, многоразовый семейный склеп из каменных плит с высоким курганом и кромлехом. Могильник рассказал и о тесных связях с соседствующими в те времена со скифами народами и племенами. У кизил-кобинцев скифы переняли манеру хоронить в каменных ящиках и кромлехи, у греков позаимствовали дромосы. Среди погребального инвентаря обнаружили привозные и местные изделия. В целом же, мужчин и женщин на тот свет сопровождали обычные для того времени вещи. Воинов и землепашцев — акинак, колчан со стрелами и копьё, модниц и хранительниц домашнего очага — бусы, серьги, бронзовые зеркала и сосуды. Общий же вывод упорно говорил: перед исследователями не грубые могилы кочевников, а погребальные сооружения, возведённые строителями с более высоким уровнем развития. Конечно же, на погребальный обряд повлияли соседи с обеих сторон.

Зеленоярское водохранилище. Всего лишь транзитное

Справа от бетонной дороги, проложенной вдоль возвышенности, покажется небольшая балка — Кара-Джилга. На её дне заблестят воды Зеленоярского водохранилища. Непривыкшему к виду степных водохранилищ, оно покажется грязноватой лужей на дне балки со скучными берегами. Однако водоём — сложное инженерное сооружение, построенное для выполнения необычной задачи.

Зеленоярское водохранилище строилось с октября 1971 г. по апрель 1975 г. Водоём начали заполнять 5 мая 1975 г. Его предназначение — накапливать воды Северо-Крымского канала для мощной насосной станции НС-3. Канал — своеобразная искусственная река. Начинаясь с ширины в 150 метров у города Таврийска, у Зелёного Яра она составляет всего 15. Причина тому — удалённость и количество ответвлений. Постепенно скорость течения и объём поступающей воды падает. В устье канал — будто ветвь где-нибудь в районе Сак. Воды из Северо-Крымского канала должны поступать в Керченское водохранилище, а оттуда по трубам большого диаметра на городские очистные. Однако водохранилище не сможет заполниться самотёком: между трассой канала и его чашей большой перепад высот. Чтобы наполнить Керченское водохранилище, построили самую мощную насосную станцию в Крыму — НС-3. Однако объёма воды, который даёт канал, недостаточно для её нормальной работы. Как раз для обеспечения непрерывной подачи воды и было построено транзитное Зеленоярское водохранилище. Его объёма (3,02 млн. м³) достаточно для непрерывной работы насосов станции НС-3.

Берега водохранилища облюбовали рыбаки. Рыба тут есть, однако её нужно уметь ловить. Вода дала развитие фермерскому хозяйству. Одно из них заняло большую площадь в несколько га на противоположном берегу водоёма.

Зелёный Яр: чем закончится история длиной в 2,5 тысячи лет?

Как и описано в цитате из газетной статьи в начале рассказа, вскоре на небольшом взгорке, за красно-коричневым пятном давно не работающей каменоломни у дороги, появится зелёный оазис с домиками — село Зелёный Яр. Сейчас это две улицы (Гагарина и Степная), местами застроенные одноэтажными домиками. Местами, потому что от некогда большого населённого пункта осталось всего 10 домов и хутор. С полуразвалившимися домиками и буграми на месте руин, странно сочетаются огромные ветроэнергетические установки стоимостью в миллионы. То, что даёт прибыль одному — другому даёт лишь шум и неудобства. Печально будет, если однажды исчезнет и этот населённый пункт. Ведь истории этого продуваемого со всех сторон степными ветрами села позавидует любой город.

А началась она задолго до наших времён. Всё теми же исследованиями 60-х, в окрестностях Зелёного Яра, помимо курганного могильника, было найдено порядка 10 открытых поселений всех эпох: от железного века и античности до раннего и позднего средневековья. Особенно много их было вдоль балки Кара-Джилга, ниже возвышенности, где стоят дома села. Неудивительно, учитывая сколько в ней до недавнего времени было колодцев. Античные и средневековые поселения располагались небольшими группами: своеобразные деревни и хутора того времени. Большинство из них обнаружено во время разведок Керченской экспедиции под начальством Д.Л. Талиса. Археологи собрали и описали различные виды керамики, свойственные разным эпохам. Среди находок — осколки лепной посуды и рифлёной, намного реже встречались кусочки поливной керамики.

После тёмного средневековья началась обычная для Крыма история крымскотатарского села Ташлы-Яр с кадылыками и каймаканствами.

С присоединением Крыма к России в 1783 году, население села не уменьшилась, наметился прирост. В Тышлы-Яре были мечеть, мектеб и большое кладбище. В эпоху колонизации Крымского полуострова (1861 год), в село попытались было заселить болгар. Однако колонисты не смогли выжить в суровых условиях Керченского полуострова и, проведя одну суровую зиму в Ташлы-Яре, покинули его. В 1899 рядом с селом провели железнодорожную ветку Владислаловка-Керчь.

В первые советские годы и до 1941 большая часть населения Ташлы-Яра — крымские татары. Спустя три года село практически опустело: депортация. Сохранились воспоминания о том, как это было. Людей грузили в полученные по ленд-лизу студбеккеры, везли на ближайшую железнодорожную станцию и заталкивали в грязные вагоны для перевозки скота. Во время пути часть из них умерла, так и не доехав на родину по принуждению — Узбекистан.

В победном 1945 старое название села окончательно сменили на идеологически правильное Зелёный Яр. Опустевшие дома заселили колхозники из Украины. Переселенцы вдохнули в опустевшее село жизнь: за два десятка лет построили новые дома, школу, детский сад, библиотеку, столовую, клуб, ферму и овчарню. Ещё в начале 2000-х численность села была такой же, как и до депортации — больше 300 человек. Однако этот век, очевидно, может стать для села последним: в 2014 насчитали уже 34 жителя, из них ¼ — старики.

Окончание Северо-Крымского канала и Зеленоярский туннель

В стремительном беге к железной дороге и Азовскому морю, теперь уже асфальт шоссе оставит позади Зелёный Яр. Тотчас после села пейзаж начнёт меняться, будто узоры в калейдоскопе. За овчарней дорога выйдет вновь в сухую степь. Спустя десяток метров слева покажется глубокая выемка — обсаженное с двух сторон русло Северо-Крымского канала. Здесь ширина канала минимальна на всём его протяжении — 15 метров. Спустя 294 километра, воды искусственной реки доходят до её устья и исчезают под землей в портале Зеленоярского туннеля.

Причина для строительства туннеля была проста: Зеленоярское водохранилище находится в низине, однако путь воды к водоёму преградила вставшая на пути канала возвышенность. После всех проведённых расчётов, оказалось что провести воду под землёй рациональнее строительства глубокой выемки и автомобильного моста через неё к Зелёному Яру. Северо-Крымский канал соединили с водохранилищем туннелем, который строили целый год — 365 дней. Его длина составила 760 метров. Столь сложный проект воплотили в жизнь строители Московского СУ № 528 «МЕТРОСТРОЙ». Выход туннеля расположен на берегу водохранилища. Воды поступают в него из Северо-Крымского канала самотёком.

Железнодорожная насыпь в урочище Серые скалы

В 150 метрах от дороги и в 170 метрах к северу от канала виднеется ещё одна достопримечательность, созданная руками человека: железная дорога.

Железнодорожную ветку Москва-Феодосия задумали построить ещё 1820 году Англичане. Однако проект того времени так и не был осуществлён. В 1875 прибыл первый поезд в Севастополь, в 1892 году закончили строительство ветки Джанкой-Феодосия. До Керчи же первый состав дошёл лишь через восемь лет — 03 ноября 1900 года. Помогли принятию решения о строительстве правильно разработанный проект, экономическое обоснование и ходатайство М. С. Воронцова. Добро на строительство дал сам император Николай II. К слову, геологические исследования на линии будущей дороги проводились во главе с ранее упомянутым геологом-исследователем Керченского полуострова — Андрусовым.

Открывшееся железнодорожное сообщение имело большое значение для развития края. Многие посёлки на линии железной дороги (например, Станционное, Останино, Семь Колодезей) обязаны своему появлению и росту именно железной дороге. Сообщение решило вопрос с удалённостью от основного шоссе, соединяющего Феодосию с Керчью.

В годы Гражданской и Великой Отечественной войн железная дорога — арена борьбы с врагом. Так, в середине апреля 1919 партизаны Петровских каменоломен (находились в тылу белой армии) между полустанком Ташлыяр и станцией Ойсул пустили под откос эшелон. Партизанам жестоко отомстили. Через двадцать пять лет здесь вновь звучали звуки выстрелов и взрывов. В апреле 1944 года лётчики  4-й воздушной армии не раз бомбили железнодорожную технику врага между Ташлыяром и Ойсулом. Те же лётчики спасли участок железной дороги, уничтожив с воздуха путеразрушитель «червяк». Рядом с железной дорогой была и арена для воздушных боёв. 28 января 1944 года капитан И.Г. Похлебаев в упор расстрелял уходивший после сбрасывания бомб немецкий истребитель ФВ-190 . Самолёт упал недалеко от станции Ташлыяр.

Долгое время получивший название от села разъезд Ташлыяр, а затем Станционное был синонимом несбывшихся надежд зеленоярцев. Железную дорогу построили, однако чтобы сесть на поезд, нужно было преодолеть по плохой дороге 7 километров. И всё же, сельчане отстояли своё: в 1989 году на ветке железной дороги открыли платформу 55 км. Поспособствовали этому настойчивость и неоднократные статьи о бедствиях зеленоярцев в местной газете.

В полукилометре восточнее ничем не примечательной остановочной платформы, у железнодорожной насыпи, калейдоскоп меняющихся пейзажей покажет удивительно красивое место. Если к нему, конечно, специально доехать или дойти. По левую сторону от дороги и тропинки к платформе лежит невысокая каменистая возвышенность. Среди скалистых склонов и отдельных вершинок попадаются выступающие из-под земли камни со следами обработки — следы когда-то существовавших тут поселений. Вскоре возвышенность закончится живописным ущельицем с нагромождением скал. У этого места нет своего исторического топонима. В описаниях находок в этих окрестностях археологи называют его урочище Серые скалы.

 Виртуальный тур из двух сферических панорам, снятых на закате и рассвете в урочище Серые скалы:

 Полноэкранный режим включается двойным кликом (поддерживается не всеми браузерами) или нажатием на иконку

Урочище с живописными скалами и отдельными группами деревьев образовалось вдоль русла всё той же балки Кара-Джилга. Вряд-ли маловодная речка смогла бы пропилить на такую глубину даже столь мягкие отложения горных пород, как среднемиоценовый и сарматский известняк. Потому попробуем списать образование урочища на совместные действия геологического разлома, воды и времени.

При строительстве железной дороги в 1899 году понижение близ Ташлы-Яра стало двойным препятствием: глубокая балка с речкой на дне. Вопрос решили изящно. Речку пустили в водопропускной туннель, а рельсы преодолели понижение по железнодорожной насыпи. Грунт для неё брали тут же, со склонов ближайшей возвышенности. Водопропускной туннель, а по-правильному — железнодорожная водопропускная труба, сохранился без особых перестроек с 1899 года. Интересно, что в списке сооружений на этом участке дороги значатся только мосты, следовательно, эту трубу можно назвать и мостом. Вместе насыпь железной дороги, рустованный фасад водопропускной трубы и скалы образуют удивительно гармоничное сочетание творений человека и природы. Даже вездесущие мачты и лопасти ветрогенераторов не портят эту идиллическую картинку. Тот редкий случай, когда без творений человека природное урочище показалось бы скучным.

Джаильма и Мысовское лесничество: у самого берега моря

За железнодорожной насыпью балка Кара-Джилга (её ещё иногда называют Зелёный Яр) меняет название на Джаильма. Вновь, как в калейдоскопе, совершенно меняется пейзаж. Осталась позади  каменистая степь. Впереди — лес. По обе стороны от балки Джаильма раскинулись рукотворные посадки из сосны крымской, лоха серебристого, бересклета, скумпии и других засухоустойчивых пород. Лес высажен на землях Мысовского лесничества.

2600 гектар когда-то голой, засушливой степи покрыты лесом — это ли не подвиг, совершённый руками человека? Лес на берегу Казантипского залива начали высаживать в 50-х годах прошлого века. Деревья сажали вручную. На местах, где грунт был совсем плох — привозили и ссыпали с грузовиков плодородную почву. С водой тоже беда: до её прихода по Северо-Крымскому каналу оставалась ещё почти четверть века.

Чего только не пришлось преодолеть высаженным деревьям на берегу Азовского моря. Это и суховеи, и лесные пожары, и сжигающий кору, хвою, листья деревьев фосфорный помёт бакланов. И всё равно лес выжил. Он радует яркой зеленью листвы и хвойным ароматом после однообразной жёлто-коричневой степи, что пахнет пылью; даёт тень в жару; вечерами зазывает на тихий ночлег человека и животных.

У Зелёного Яра находится четвёртый обход лесничества. Его площадь — 700 га. Недалеко от дороги Нижнезаморское — Песочное находится лесной кордон. За дорогой — ещё одна широкая полоса леса и длинный песчаный пляж изгибающегося дугой Казантипского залива.

 Дорога от бывшего села Кармыш-Келечи к железной дороге на спутниковой карте Wikimapia:

 Больше фото (кликните на миниатюру и фотография увеличится):

  • _NIK4851На горизонте - Зелёный Яр
  • _NIK4868Одинокая могила
  • _NIK4874Берега водоёма
  • _NIK4876Сельский дом
  • _NIK4879Трубка
  • _NIK4881Вынужденное соседство
  • _NIK4886Век 21-й и...
  • _NIK4899Конец канала
  • _NIK4901Загадочные руины
  • _NIK4962Ручей
  • _NIK4963Тоннель
  • _NIK4980Свет в конце...
  • _NIK4983Меандры
  • _NIK5046Птица
  • _NIK5059Рыбак
  • _NIK5060Лес

И вновь о газетной статье

В однажды упомянутой газете «Под знаменем Ленина» ровно через год вышла ещё одна статья, на этот раз 1 апреля 1989 года. И в очередном материале, посвящённом Зелёному Яру, вновь была не самая приятная цитата:

Несправедливо обошлась судьба с Зелёным Яром

Зная о прошедших с тех времён событиях, можно с уверенностью сказать: да, вдвойне несправедливо. Заказанный в 1989 генплан застройки не удался. От большинства сельских строений остались руины. Словно в издёвку, на окраине села стоит остановка, однако автобусы сюда не ходят. Как и век тому назад, жители Зелёного Яра пользуются привозной водой. Однако если сравнить село с сорняками и руинами на месте Кармыш-Келечи и Сундукой, кажется что на первый взгляд всё не так плохо. Будто какая-то дурная сила сводит на нет все попытки поселиться вдоль места, где когда-то сдвинулись литосферные плиты. Люди же всё равно упорно идут против этой силы. Будет странным, если Зелёный Яр, с его многовековой историей и необычным расположением, однажды проиграет эту борьбу и исчезнет навсегда.


Комментарии Вконтакте

Комментарии Facebook

Комментарии Disqus

 

Поделитесь этой статьёй в социальных сетях:

 
 

Панорамы

Видовые
вершины

На сайте

119

панорам

66

статей

1194

фотографий и изображений