По правому берегу Чурук-Су: от Бахчисарая до Салачика. Обрамление портрета ханской столицы

Если вы когда-либо разглядывали портреты и жанровые сценки работы кистей фламандских мастеров эпохи Возрождения, то наверняка обращали внимание на то, с каким мастерством, любовью и тщательностью на многих из них проработан задний план. Удачно подобранный фон помогает почувствовать глубину изображаемого пространства, служит связующим звеном между лицами и окружающей их обстановкой. Встречающиеся на этих полотнах пейзажные и жанровые вставки (мельницы, отдельные дома и небольшие деревни, замки и церкви, труд, быт и досуг крестьян) раздвигают узкие рамки отображаемого на картине, позволяют разглядеть не только лица и костюмы изображённых персонажей, но и часть окружавшего их когда-то пейзажа.

Думали ли строители Бахчисарая о том, что множество необычных скал и природные ландшафты в самом городе и его предместье станут не только украшением и дополнением своеобразного портрета ханской столицы, но и её неотъемлемой частью? Скалы, ставшие источником вдохновения и до сих пор не утихающих споров, давшие материал для построек жилья, дворцов, общественных сооружений и храмов возникшего у их подножия города, вместившие в себя жилища бедняков, прискальные пристройки и навесы, хозяйственные пещеры, скалы, на вершинах которых когда-то несли дозор и оберегали ханскую столицу от нападений. Ландшафты, столь искусно дополненные человеком, превращённые в настоящие твердыни. Наверняка думали. Иначе завершённый портрет этого города получился бы совсем не таким идеальным.

Текст, панорама, карта, фотографии

Прочитав это лирическое вступление, читатель, вероятно, решит, что такой подход к описанию бахчисарайских скал и ландшафтов свеж и даже отчасти оригинален. Отнюдь. Красотой и необычными ландшафтами и формами скал в Бахчисарае и его окрестностях любуются уже далеко не первый век. Их не раз изображали художники и граверы, да и литераторы не поскупились на самые разнообразные их описания. Вот, к примеру, небольшая часть главы из книги «Досуги крымскаго судьи. Второе путешествие въ Тавриду. Часть I» (1803 год издания):

Бакчисарай.

Всякой тотъ, кто бы предпринялъ дать точное изображеніе сему городу, не угодилъ бы ни самому себѣ, ни справедливости. Кто можетъ представить это ущелье между двухъ утесныхъ горъ, которыхъ разнообразные виды являютъ, то обтесанныя въ подражаніе искуству стѣны, то кремнистыя изгибистыя скалы, то отторгнутыя отъ своихъ гнѣздъ и къ паденію готовые надъ строеніемъ колосальной величины каменья? Какая оттѣнка картины погрузитъ Бакчисарай на дно сего ущелья, и ярусами воздвигнетъ по длинѣ его одни надъ другими страннаго вкуса домики? Какая живопись изобразитъ, извивающіяся по утѣсамъ поверхъ строеній, ужасающія дорожки? Какое искуство разставитъ сіи минареты, перемѣшанные посреди величественныхъ тополей, который во стыдѣ скрываютъ вершины свои подъ хребтомъ господ¬ствующей надъ ними высоты? Поистиннѣ Бакчи¬сарай есть образщикъ своеволія и чудесности природы! Дикость мѣста, распещренная необык-новенными предмѣтами, составляетъ такое зрѣлище, котораго начертаніе пребудетъ навсегда незагладимымъ въ удивленной мысли.

Как вы смогли убедиться, более 200 лет назад сравнение Бахчисарая, окружающих его скал и ландшафтов с «живописью» и «искусством» уже было. 

Бахчисарайские скалы и ландшафты не только являются необычным обрамлением сложившегося в течение веков портрета города, но и берегут его от всяческих невзгод и непогоды. Если первое скорее эпитет, то второе — явный и доказанный факт. Поступающий в ущелье с гор прохладный воздух смягчает летнюю жару. Вечера и ночи в Бахчисарае прохладнее, чем на ЮБК. Воздушные течения в ущелье, где находится город, определяют его микроклимат. Скалы и ландшафт играют тут далеко не последнюю роль. Левый берег речки Чурук-Су более пологий и прохладный, нежели правый, с крутыми отвесными скалами, не пропускающими холодные северо-восточные ветры.

Пожалуй, о каждой из скал и утёсов, своеобразных ландшафтах Бахчисарая и его окрестностей можно что-то да рассказать. А один из самых полных и насыщенных рассказов будет о том месте, где скалы плотно подступают друг к другу, образуя узкое каньонообразное ущелье. Ущелье, словно глубокая дорожная выемка, соединяет Бахчисарай с его бывшим пригородом — Салачиком. Длина этого природного коридора больше километра (около 1200 метров). Дорога, проходящая вдоль левого борта ущелья, словно «паровозик» из известного танца, произошла от соединения воедино трёх улиц. Конец улицы Ленина (бывшей Базарной) недалеко от Хан-Сарая становится началом улицы И. Гаспринского (бывшая Р. Люксембург), затем, примерно в центре ущелья, соединяющего Бахчисарай с Салачиком, в свою очередь конец улицы Гаспринского становится началом улицы Басенко. Таким образом, единая дорога, соединяющая три городские улицы, пронизывает весь старый Бахчисарай. Обычно узким ущельем, соединяющим Бахчисарай с Салачиком, любуются снизу. Это действительно удобно, заодно и с дорогой в Успенский монастырь и Чуфут-Кале можно совместить. Есть, правда, и нюанс, о котором знают не все: хорошо знакомый, многократно пройденный и наезженный путь по ущелью не так интересен, как малознакомые боковые. Да и виды на ущелье сверху совсем иные. Сама природа позаботилась о наличии таких площадок для любования окрестностями с высоты отвесных скал.

Оставив позади хитросплетение узких улочек и переулков за Ханским дворцом, относительно ровная и широкая дорога уведёт на подъем, под гору, ближе к скалам и обрывам. Она и называется соответственно — Скалистая. Подъём становится круче, а скал и пейзажей всё не видать. Их скрывают заборы, стены и крыши городских домов. Почти незаметно городская улица становится дачной. От неё отходят более узкие и короткие улицы. Высота постепенно растёт, а вид на окрестности почти не изменился. Лишь с одной стороны и на горизонте стал виден лес, а с другой показалась верхушка скальной короны Бахчисарайских сфинксов, Сувлу-Кая, и плато над ними. Дачная дорога приводит к можжевелому редколесью и поворачивает влево. Теперь это улица Нагорная. Исходя из ландшафта, с данным утверждением трудно поспорить. Появляются первые скальные выходы, в лес уходят первые, пока не сильно хоженые тропки. А дорога знай себе продолжает уводить куда-то между дач да ёмкостей для воды. От дороги к виднеющимся ниже, в просветах между деревьями, скалам сворачивает довольно заметная тропа между заборами дачных участков. Осторожно! Внезапно, без какого-либо предупреждения, тропа выведет на крутой скальный обрыв. Под ногами — узкое, извилистое ущелье с отвесными скалами. По обеим сторонам ущелья жмётся к обрывам невысокий лес. У подножия скальной стены, под обрывом напротив, темнеет выемка обширного грота. Панорама впечатляет, но есть в этих местах и более видовая точка. Влево, вдоль осыпающегося шорохом камешков края обрыва, уходит узкая, каменистая и скользкая тропа. Тропа вскоре приведёт к утёсу с плоской скальной площадкой на вершине. Отпрепарированный выветриванием с трёх сторон утёс соединён с материковой скалой лишь перемычкой.  

Виртуальный тур из двух сферических панорам, снятых со скалы Топ-Кая и у входа в грот-стоянку Староселье в ущелье Канлы-Дере. (Бахчисарай. Крым):

 Полноэкранный режим включается двойным кликом (поддерживается не всеми браузерами) или нажатием на иконку

Пожалуй, сложно найти более обширную обзорную точку над ущельем, соединяющим Бахчисарай с Салачиком, чем скала Топ-Кая. Этот взметнувшийся над разбросанными в долине речки Чурук-Су малоэтажными домиками утёс, словно неусыпный страж, стоит у самого входа в ответвляющуюся от общего коридора ущелья теснину Канлы-Дере. 

Название скалы Топ-Кая  («пушечная скала») вполне оправдано и более чем объяснимо. Во-первых, форма скалы. Из лежащей ниже долины, со стороны городских улиц и домиков, Топ-Кая внешне слегка напоминает поставленный на попа пузатенький ствол старинной пушки. Во-вторых, с этим топонимом перекликаются исторические факты. Скал с названием Топ-Кая в Бахчисарае несколько. Выше Хан-Сарая есть хорошо заметная из города скала с проложенной на её плоскую вершину (!) старинной дорогой — Буюк-Топ-Кая («большая пушечная скала»). Несколько правее Буюук-Топ-Каи, в её прямой видимости есть ещё одна вершина — Кучук-Топ-Кая, т. е. «малая пушечная скала». Такое обилие «военных» топонимов в городе историки связывают с оснащёнными артиллерией дозорами, когда-то охранявшими ханскую столицу от непрошеных гостей. Есть и другая, подкреплённая фактами, теория происхождения топонима Топ-Кая на входе в балку Канлы-Дере. В дореволюционных, да и современных путеводителях упоминается о стенах с прочными воротами, прежде перекрывавшими от скалы до скалы вход в Салачик (т. н. урочище Буюк-Исар), где прежде находилась первая столица Крымского ханства. Пишет о стенах в ущелье и Эвлия Челеби. Подтверждают эти данные и раскопки. Скала с плоской вершиной, напоминающая ствол пушки, а заодно и бастион (да и с таким же широким, как и у бастиона, сектором обстрела), вполне могла служить пунктом для контроля, охраны и защиты этих городских стен.

С вершины Топ-Каи просматривается практически всё Бахчисарайское ущелье: от стройных минаретов Хан-Джами и башни Тугай-Куле до скал над бывшим предместьем Бахчисарая — Салачиком. Особенно хороший вид с плоской площадки Топ-Каи открывается на громаду Бахчисарайских сфинксов, Сувлу-Кая. Ниже, в ущелье, как на ладони видны дома и скалы вдоль улиц Гаспринского и Басенко, бывший «цыганский городок», или Саланчуцкий цыган:

Низенькія, длинныя сакли, въ трубу которыхъ можно заглядывать съ высоты моего сѣдла, окаймляютъ эту дорогу-ручей, и вся внутренность ихъ незатѣйливыхъ дворовъ какъ на ладони передо мною... На заборахъ висятъ чорныя женщины въ яркихъ лоскутахъ, голыя дѣти... Это цыганская слобода Солончукъ; хотя эти цыгане и мохамеданскаго закона, однако съумѣли отстоять отъ Мохамеда всѣ свои языческія привычки; ихъ сразу выберешь изъ какой хотите толпы татаръ. Деревенька лѣпится тѣснымъ, вытянутнмъ рядомъ вдоль подошвы горныхъ громадъ, которыя едва только разступились въ стороны и совершенно подавляюсь своею сплошною массою ничтожныя клѣтушки изъ камешковъ и черепицъ, бѣлѣющіяся въ ихъ ногахъ... Иногда видишь въ серединѣ. двора оборвавшійся сверху утесъ или просто выступъ скалы, въ которомъ легкомысленный смѣльчакъ-человѣкъ успѣлъ уже выкопать и вырубить себѣ какой-нибудь сарай или подвалъ. Во многихъ мѣстахъ видна чорная копоть людскаго жилья на стѣнахъ этихъ дикихъ скалъ. Человѣкъ не хотеть уступить привилегію ласточкѣ и стрижу, и угораживаѳтъ свои гнѣзда тамъ, гдѣ они гнѣздятся. Конечно, цыганамъ привольно жить въ этой расщелинѣ, гдѣ, должно быть, тепло и уютно, гдѣ такъ роскошно цвѣтутъ деревья, защищенныя отъ вѣтровъ надежной естественною оградою, гдѣ даже само жилище почти готово для человѣка. Но, признаюсь, нѣсколько страшно смотрѣть со стороны человѣку съ воображеніемъ на это копошенье насѣкомыхъ вокругъ покоящейся могучей ступни, которая можетъ раздавить ихъ малѣйшимъ своимъ колыханьемъ...

(Е. Марков. «Очерки Крыма». 1872).

Выѣхавъ или выйдя пѣшкомъ отъ дворца, минуютъ Базарную улицу и вступаютъ въ «цыганскій городокъ». Дорога усѣяна ухабами, промоинами, иногда засыпапными грудой разнокалиберныхъ камней, ѣхать приходится шагомъ.

По обѣ стороны высятся колоссальный громады цѣльныхъ скалъ; дорога идеть какъ бы въ огромномъ каменномъ коридорѣ, Къ утесамъ приткнулись хижины цыганъ; нѣкоторыя пріютилісь въ самыхъ утесахъ, изобилующихъ закопченными дымомъ нишами и глубокими гротами. Гроты расположены рядами, подъ карнизовидными выступами скалъ, слегка наклоненными. Выступы произошли отъ размыванія дождями известняка, который послойно не одинаково крѣпокъ; а нѣкоторое различіе въ крѣпости частей одного и того же слоя даетъ въ результатѣ раздѣленіе пространства подъ выступомъ на гроты. Конечно, люди присоединяли къ работѣ природы работу своихъ рукъ, но неправильно видѣть въ этихъ гротахъ исключительно дѣло рукъ человѣка, произвеніе «троглодитовъ», какъ думаютъ нѣкоторые.

За цыганскімъ городкомъ бахчисарайское ущелье разступается. Здѣсь предмѣстье Бахчисарая, Салачикъ. Пещеры разсѣяны тутъ всюду по скаламъ.

(П. Безчинский. «Путеводитель по Крыму», 1908).

От былого своеобразия и экзотики «цыганского городка», или Саланчуксого цыгана, уцелело мало чего. Непосредственно его название, закопченные дымом костров гроты и пещеры, несколько вырезанных в скалах и глыбах частей жилищ и хозяйственных построек, не изменившийся за века ландшафт да память бахчисарайских стариков и строки из старых путеводителей и очерков — вот, пожалуй, и всё. Нет, уничтожили большую часть «цыганского городка» вовсе не войны, а голод. Засуха 1921 года, затем нашествие саранчи и проливные дожди привели к неурожаю. Уже в ноябре этого года в Крыму были зафиксированы первые смерти от истощения. В 1922 году милицей была арестована семья бахчисарайских цыган. За то, что зарезали четверых своих детей и съели суп из их мяса... В путеводителе по Крыму 1923 года, в очередной раз описывающем путь по ущелью к Салачику, вместо благозвучных пассажей написаны два, до жути простых предложения:

Предместье Салачик, населённое главным образом оседлыми цыганами, большею частью в развалинах, которые красноречиво говорят о пережитом в 1921–1922 гг. голоде. Место это раньше было очень оживлённое, так как цыгане отличаются живым темпераментом.

То, что не доделал голод 1921–1922, окончательно доделала депортация. Вместе с крымскими татарами цыгане Салачика были высланы из Крыма в мае 1944 года. Сейчас многие домики в ущелье речки Чурук-Су перестроены и заселены совсем иными людьми. И среди них нет ни одного цыгана.

Вернёмся, однако, к бахчисарайским скалам и ландшафтам.

Глядя сверху на столь близкие к нам крутые стенки извилистого ущелья Канлы-Дере с трудом можно себе представить спуск на дно этой теснины, а уж тем более подъём на кромки обрывов противоположной возвышенности. Не удивительно. Крутые, отвесные скалы, где там отыщешь этот спуск?! Спусков на самом деле несколько, но всё же воспользоваться лучше всего самым простым. Для этого сойдём с плоской площадки Топ-Каи на соединяющую перемычку и вновь вернёмся от неё к дачам и тропинке, вдоль скального обрыва и улицы Нагорной. Постепенно тропка приведёт к тому месту, где ущелье Канлы-Дере разветвляется на несколько рукавов. По ближайшему к нам рукаву можно спуститься вниз. Однако лёгкого спуска не ждите. Верховья ущелья Канлы-Дере плотно заросли колючим кустарником, завалены скользкими, мшистыми глыбами. По дороге (если теснину ущелья можно так назвать) встретится несколько уступов, с которых придётся слазить, а то и съезжать на пятой точке. Временами чувство реальности происходящего минутами покидает путника. Что это? Город? Горы? Ущелье? Ни в одном из этих фактов не дадут усомниться все признаки города, гор и крутого, влажного ущелья, появляющиеся то поодиночке, то одновременно. Столь сумасшедший контраст в соседстве крайней дикости ландшафта и близостью к цивилизации, какой можно ощутить в Канлы-Дере, сложно испытать в Крыму где-либо ещё. 

Топоним Канлы-Дере, обычно переводимый как «кровавое ущелье», не так прост, как кажется и может иметь сразу несколько весьма надёжно звучащих переводов. Так, слово кан можно перевести как «суглинок» — его в изобилии когда-то нашли при раскопках археологи (об этом речь ниже). Ещё часто приводят этот топоним как Ханлы-Дере, т. е. «ханское ущелье». Благодаря топонимическим изыскам не так давно нашлось и другое, не сохранившееся в современном крымскотатарском языке слово kanglı со значением «скелет». Подходит и этот перевод. Почему? Да потому, что в Канлы-Дере действительно когда-то было полно костей (их находили всё те же археологи), да и кладбище тут было. Возможно, первоначально балка называлась Скелетная балка или Балка скелетов. Но впоследствии с утратой понимания значения kanglı, название было переосмыслено в kanlı, т. е. в «кровь». Практически каждая из этих версий трактовки топонима Канлы-Дере имеет право на жизнь, в чём вы сможете убедиться из строк ниже.

Тропа, ведущая по дну ущелья, как и ширина самого ущелья, становится более заметной и натоптанной. Впереди вскоре покажется грот Канлы-Дере-Кобасы, или стоянка Староселье, который называют главной достопримечательностью ущелья Канлы-Дере. Грот большой, просторный и хорошо заметный. Особенно хорошо его видно от полян у его подножия и обрывов левого борта ущелья, с них мы только что спустились. В качестве справочного материала отметим, что грот Канлы-Дере-Кобасы, или стоянка Староселье, не единственный из гротов ущелья Канлы-Дере. В его крутых, западных извивах прячется ещё как минимум две полости — неглубокий скальный навес и среднего размера дугообразный грот со следами каких-то подрубок камня в скальном «полу». Однако благодаря археологам мировую известность всё же приобрёл грот Канлы-Дере-Кобасы, или стоянка Староселье. 

До конца прошлого века с ущельем Канлы-Дере было связано немало преданий и народных россказней.  Некоторые из них оказались историческими фактами. Так, название «кровавое ущелье» объясняли тем, что в ущелье, на самой окраине города, когда-то казнили преступников. Серьёзные исследования и раскопки в ущелье начались со... старого кладбища. В 1898 году членами ТУАК А. Маркевичем и А. Кашпаром были обследованы 4 небольших бугра с развалинами над ними. Всё то же народное предание утверждало, что на месте заброшенного кладбища когда-то стояли два дюрбе (мавзолея). Эти слова были подтверждены вскоре раскопками. Под оплывшим земляным холмиком, украшенным стелой XIV века с рельефным крестом (!) были обнаружены остатки пола и стен дюрбе.

Раскопки склепов в низовьях ущелье Канлы-Дере (Бахчисарай, Крым). Фото 1927 года.

Раскопки одного из склепов в ущелье Канлы-Дере. Фото 1927 года

Под полом, на некоторой глубине, была открыта погребальная камера со специально устроенным в неё спуском и куполообразным потолком. Паруса и арки камеры оказались расписаны цветочным орнаментом, в поясе между ними была найдена арабская надпись — стих из Корана. На каменном полу погребальной камеры стояло 13 деревянных гробов, обитых богатою золотой парчою и сафьяном. В гробах оказались погребения, повёрнутые лицом на запад. В следующем, 1899 году раскопки были продолжены. Под ещё двумя буграми были обнаружены два аналогичных мавзолея с подобными погребениями. Следы раскопок и мусульманского кладбища в ущелье были видны вплоть до середины XX века, ознаменовавшимся новыми находками и исследованиями. Правда, теперь находки были связаны с куда более ранним эпизодом в истории Крыма. 

Летом 1952 года, после раскопок на Сухой Мечетке, в Крым прибыл молодой, недавно закончивший (в 1951 году) университет археолог А. Формозов. Интерес у археолога был довольно узок — каменный век. К середине XX века этот временной отрезок в Крыму был уже неплохо изучен, однако «белых пятен» всё равно хватало. Как бы это странно ни звучало, но Бахчисарай был тогда тем самым «белым пятном» каменного века. Так уж получилось, что издавна населённая человеком, удобная долина Чурук-Су мало чем могла порадовать исследователей древнейшей истории. Однако полный энтузиазма и жажды исследований А. Формозов не унывал и помнил о находке 1940 года. Тогда на дороге, ведущей в «пещерный город» Чуфут-Кале, был случайно найден кремневый остроконечник — орудие, артефакт каменного века. Приехав в Бахчисарай, Александр Александрович две жарких августовских недели бесцельно пробродил по городу и его округе. И всё-таки ему улыбнулась удача. В узком ущелье Канлы-Дере, под прикрытием обширного грота-навеса, Формозов обнаружил слой, содержащий остатки фауны (кости) и кремневые орудия. В первый год археологом было вскрыто всего 20 квадратных метров раскопа. Сказалось отстутствие в необходимом объёме денежных средств и нужного опыта. За пять последующих сезонов (1952–1958) на раскопках у грота-стоянки Староселье было вскрыто более 250 метров квадратных раскопов, был заложен шурф, толщина содержащих археологические останки отложений достигала 4 метров, сделаны ценные находки. 

Раскопки у грота-стоянки Староселье. Ущелье Канлы-Дере (Бахчисарай, Крым)

Раскопки у грота-стоянки Староселье. Ущелье Канлы-Дере (Бахчисарай, Крым)

Помимо пяти сезонов, потраченных на раскопки, ещё около 10 лет было потрачено археологом на разбор коллекции и изучение найденных материалов. Результатом напряжённой работы Формозова стала его монография «Пещерная стоянка Староселье и её место в палеолите». Ещё, в качестве «дополнительной благодарности», Формозов познал интриги, зависть, безалаберность, смену власти, бездарность и государственную растрату. И всё это от коллег археологов. Впоследствии сам Александр Александрович в книге «Рассказы об учёных» подводил такой итог своей работе в Староселье:

Годы ушли. Что ж осталось? Во-первых, интересный памятник, мною найденный. Во-вторых, коллекции, с большим напряжением сил мною добытые и всем доступные (что не всегда бывает). В-третьих, кое-какие наблюдения, используемые коллегами, порою со ссылками на меня, а порою и без оных. Кое-что отсеялось как ошибочное. Это неизбежно. Ну а во мне самом так и осталось чувство горечи, вероятно, сыгравшее решающую роль в моём отходе от занятий палеолитом. Выиграла ли от этого наука? Сомневаюсь.

Что же было найдено в гроте и у грота-стоянки в ущелье Канлы-Дере, получившем официальное название в науке «стоянка Староселье»? Какие выводы можно сделать из трудов и размышлений учёных?

В каменный век (официальные данные о датировке памятника разнятся: от 35 до 50 тысяч лет назад, неофициальные намного «омолаживают» эти цифры) в долине речки Чурук-Су обитала группа людей. И не просто каких-то там «пещерных жителей», а вполне таких же по строению, а частично и мышлению, людей, какими являемся и мы. Вот общие выводы:

  • Они были умны. Смогли найти правильное место под стоянку: не очень глубокий, сухой грот, расположенный недалеко от воды, обращенный входом на запад и хорошо защищенный от холодных северных и восточных ветров.
  • Являлись искусными, умелыми охотниками. В ходе раскопок было найдено огромное количество костей животных, среди них были и крупные, об изобилии пищи говорит тот факт, что из костей не был извлечён костный мозг — дополнительный источник пищи.
  • Умели изготавливать современные им орудия труда и охоты и обращаться с ними. Об этом говорит найденное на раскопках количество орудий, как целых, так и осколками. Как известно, правильно сколотый кремний (именно сколотый) режет не хуже, чем острая  сталь.
Находки кремниевых орудий из грота-стоянки Староселье. Ущелье Канлы-Дере (Бахчисарай, Крым)

Находки кремниевых орудий из грота-стоянки Староселье. Ущелье Канлы-Дере (Бахчисарай, Крым)

  • Не боялись далеко уходить от стоянки. Помимо находок орудий, изготовленных из кремния ближайших окрестностей (в том числе Канлы-Дере), попадаются таковые и из кремния другого цвета, встречающегося в нескольких километрах от стоянки, в долине реки Кача. 
  • Знали огонь. В процессе раскопок были найдены зольные остатки (пятна) на месте костров. 

Можно было бы продолжить этот список ещё одним фактом, но в последние времена он всё больше ставится под сомнение. Возможно, жители стоянки Староселье знали и о похоронном, и даже ритуальном обряде. Так называемый «старосельский мальчик» (захоронение ребёнка возрастом от 1 до 2 лет с деформированным черепом; предположительно, гидроцефал), найденный Формозовым, был именно похоронен в специально вырытой яме, практически в центральной части грота-стоянки. Очень интересен способ охоты, теоретически применяемый жителями стоянки Староселье. Большую часть костей животных составляют костяки ныне вымерших в Крыму диких ослов (по подсчётам останков — более 280 особей). Согласно теории, охотники стоянки Староселье занимались загонной охотой на плоских плато, окружающих нынешний Бахчисарай.

Загонный способ охоты на ослов, план грота-стоянки Староселье, разбивка на квадраты по годам раскопок

Загонный способ охоты на ослов, план грота-стоянки Староселье, разбивка на квадраты по годам раскопок

Внимательный читатель наверняка заметит, что на возвышенностях, окружающих Канлы-Дере и грот-стоянку, нет значительных, открытых площадей для выпаса травоядных ослов. Да, это верно. Практически всё пространство сверху ныне занято или было занято лесом. Согласно теории археологов, довольно большие популяции диких животных когда-то обитали на нагорье с… руинами крепости Чуфут-Кале! Да, согласно предположениям и находкам археологов, именно там, задолго до постройки первыми жителями крепостных стен, было и удобное пастбище, и необходимый простор и воздух. А заодно и обрывы для падения с высоты и неминуемой смерти несчастных животных. Вообще, грот-стоянка Староселье удивительно многослойный памятник. Так, в одном месте, но только в разных исторических слоях были найдены: гильзы от патронов времён Второй мировой войны, коричневатый гумус (вспомните недавние рассуждения о топониме Канлы-Дере), останки керамики XVIII века, мусульманские захоронения того же времени, осколки известняка от когда-то рухнувшего потолка и, наконец, кремневые орудия (целые и осколки) каменного века.

В последний раз раскопки стоянки Староселье происходили в 90-х годах прошлого, XX века. С тех пор ущелье посещают редкие экскурсионные группы, историки (Олекса Гайворонский как-то рассказывал о нём в одной из серий телевизионного цикла «Прогулок по Крыму»), туристы да скалолазы. В погожие деньки вы сможете увидеть их, ловко карабкающихся по скальным стенам, страхующих товарищей, разбирающих снаряжение или отдыхающих после очередного преодолённого подъёма. В Канлы-Дере (сами скалолазы называют его Кровавое ущелье) проложены (на жаргоне «пробиты») сразу несколько скалолазных маршрутов. Они имеют различные категории сложности. Забавны и необычны их названия: «Селёдка в клубничном сиропе», «Чёрный хоббит», «Анаболик» и т. д. Скалы, среди которых мы с вами гуляем, очень известны и популярны у скалолазов. Так, противоположные скальные стены (мы их могли видеть с Топ-Кая и вновь увидим немного позже) называются «Староселье юг» и «Стадион». Скалы района «Староселье юг» поделены на семь секторов, там пробиты маршруты как для начинающих, так и для опытных спортсменов. Мы же далее отправимся в иной район, «Староселье север». Там четыре сектора, и вы сможете их увидеть.

Канлы-Дере не единственное ущелье, входящее в систему Бахчисарайской балки (так эти места называются на «научном» языке). За противоположной, от Топ-Кая возвышенностью Ардышлык (ардыш — «можжевельник», «можжевеловая гора») есть ещё одно менее глубокое, нежели Канлы-Дере, довольно живописное ущелье. 

Спустившись от грота-стоянки Староселье на дно ущелья, отправимся в сторону городских улиц. Практически на выходе из ущелья Канлы-Дере хорошо заметная тропа раздваивается. Путь прямо уведёт вас к бахчисарайским переулкам, а затем улицам, мы же свернём направо, в лес. В лесу довольно быстро вновь встретится разветвление. Если свернуть направо и подняться немного выше, то тропа вскоре приведёт к скалам с признаками давно не использующихся каменоломен. 

Посеревшие и потемневшие от времени, покрытые лишайниками скалы со следами искусственной обработки. Возможно, именно отсюда брали камень для построек Бахчисарая. Среди каменоломен можно отыскать  вырезанную в скале лестницу с практически истёртыми от времени, грубыми ступенями. Понять её предназначение легко — это быстрый путь на плато Ардышлык. На плато могли ходить жители «цыганского городка» и самого Бахчисарая, например для сбора даров леса, хвороста и дров для многочисленных очагов и печурок. Со скальной площадки над каменоломнями и лестницей открывается отличная панорама на ущелье Канлы-Дере, скалу Топ-Кая и Бахчисарай.

Тропа, ведущая прямо, вглубь леса, постепенно забирает в гору, всё ближе приближаясь к скалам плато Ардышлык. Немного ниже тропки вскоре встретится вырезанный из цельной скалы бассейн-накопитель с ржавой металлической трубкой, каптаж пересохшего источника. Появятся первые, неглубокие гроты. Вскоре лес закончится широкой поляной у подножия высокого угла-утёса. С поляны вновь откроется панорамный вид, немного прикрытый деревьями. На этот раз на Староселье, виднеющееся в глубине оконечность плато пещерного города Чуфут-Кале, на скалы напротив утёса и очередное ущелье, «соседствующее» с Канлы-Дере. Обогнув утёс, тропа выведет в грот, отличающийся от такового в Канлы-Дере направлением входа, меньшей глубиной и удобством, но гораздо большей высотой. В гроте разбросано несколько глыб, очевидно, упавших с потолка. Вокруг грота — несколько скалолазных маршрутов разной категории. Это скалолазный район «Староселье север». На противоположной от грота и скальных маршрутов стороне ущелья заметен тёмный, закопченный свод невысокого и неглубокого грота. Верховья и часть склонов ущелья занимают традиционные заросли невысокого леса. В зарослях можно отыскать не очень удобный выход на плато Ардышлык.

Находясь поочерёдно в похожих друг на друга ущельях, невольно приходят в голову мысль о мудрости и дальновидности прежних жителей долины Чурук-Су. Казалось бы: вот, два ущелья, сходных по расположению, в обоих есть гроты, удобные и отчасти удобные для стоянки. И всё равно выбор когда-то пал на Канлы-Дере и стоянку Староселье. Факторы для мудрого выбора были вполне очевидными и понятными, человеку, жившему задолго до нас, и более чем понятными нашему современнику. Так настолько ли мы отличаемся в эволюционном плане от прежнего Homo sapiens sapiens или даже Homo sapiens neanderthalensis?..

Путь от Бахчисарая до староселья на спутниковой карте Wikimapia:

Больше фото (кликните на миниатюру и фотография увеличится):

  • 1Вид на Салачик
  • 10Резервуар
  • 11Ущелье
  • 12Пещера
  • 2Домик в ущелье
  • 3Канлы-Дере
  • 4Грот
  • 5Красный домик
  • 6Начало маршрута
  • 7Кольца
  • 8Стоянка
  • 9Ступени

Тропа, идущая по дну ущелья, немного пропетляв, вскоре выведет к первым домикам в бывшем пригороде Бахчисарая — Салачику, или Староселью. Быстро улетучится ощущение прогулки на природе. Точно так же быстро вернутся образы типичного Бахчисарая. В запахе шашлыков и чебуреков, в современных постройках «под восток» и крышами с желобчатой черепицей, в криках зазывал и лотках с сувенирами, в маршрутных автобусах с гордым указателем маршрута «Вокзал – Чуфут-Кале». И всё же радость от близкого знакомства с частью столь удачного и необычного обрамления портрета бывшей ханской столицы ещё долго будет возвращать вас к приятным воспоминаниям. Впоследствии эти воспоминания могут побудить в вас желание к продолжению увлекательного знакомства со скалами и ландшафтами окрестностей Бахчисарая. Возможно, однажды к этому знакомству вас приведут строки из очередной авторской статьи на сайте «Откройте для себя Крым». Кто знает?

При сборе информации использованы данные из следующих книг, статей и источников:

  • Все топонимы — И. Белянский.
  • В. Гарагуля. «Бахчисарай. Очерк-путеводитель». 1973
  • П. Сумароков. «Досуги крымскаго судьи. Второе путешествие въ Тавриду». Часть I. 1803 
  • Е. Марков. «Очерки Крыма». 1872
  • П. Безчинский. «Путеводитель по Крыму», 1908
  • Д. Соколов. «Голод в Крыму в 1921-1922». 2007
  • «Крым. Путеводитель». 1923
  • Н. Репников. «Материалы к археологической карте юго-западного нагорья Крыма. 1939-1940
  • Интернет. «Канлы-Дере возле Салачика». 2013
  • А. Формозов. «Рассказы об учёных». 2011
  • Ю. Колосов, В. Степанчук, В. Чабай «Ранний палеолит Крыма». 1993
  • П. Борисковский. «Древнейшее прошлое человечества». 1980
  • В. Хоменко. «Бахчисарай. Фотоальбом».  1983
  • Составитель О. Лишаева. «Скалолазные маршруты Крыма. Бахчисарай». 


Комментарии Вконтакте

Комментарии Facebook

Комментарии Disqus

 

Поделитесь этой статьёй в социальных сетях:

 

Поиск

Не знаете значение слова?

Поищите его в словаре

Искать

Панорамы

Видовые
вершины

На сайте

110

панорам

62

статьи

1107

фотографий и изображений

КОММЕНТАРИИ САЙТА. РАБОТАЮТ НА DISQUS