Гяур-Кая. К перевалу, скале и хребту неверных. Статья, фотографии, карта, панорама

Обычно топонимы в Крыму обозначают названия отдельных гор, речек, урочищ или населённых пунктов. Однако бывает и так, что одно название закреплено за несколькими элементами ландшафта, соседствующими друг с другом. Например, есть гора Демирджи. Помимо горы, несёт свои воды к морю речка Демирджи. Когда-то с горой и речкой делило общее название и село Лучистое. Бывает и так, что один топоним напоминает другой. Названию горы Авинда вторит речка Авунда, что возле Гурзуфа. Не стала исключением и местность восточнее Караби яйлы. На подробной карте, среди лесистых склонов этого самого большого в Крыму плоскогорья, внимание привлекут три топонима Гяур-Кая: так называются перевал, отдельно стоящая вершина и хребет, понижающийся в сторону речки Танасу.

Текст, панорама, карта, фотографии

Перевал

К перевалу Гяур-Кая, а именно он будет первым в истории о троице «иноверных» топонимов (название переводится как «скала неверных, немусульман»), проще всего добраться от села Красносёловка. Чего не скажешь о самой Красносёловке: автобус сюда не ходит, и в село нужно добираться либо на личном моторе и попутках, либо на своих двоих, от ближайшей Головановки. В этот населённый пункт несколько раз в день совершает регулярный рейс автобус.

От окраины Красносёловки в сторону перевала ведёт хорошо накатанная дорога, проложенная по возвышенности Сары-Даг.

Название горы (Сары-Даг — «жёлтая гора») вполне оправдано. Правда, высаженные в советские годы сосняки скрывают жёлтый цвет склонов. Раньше желтизна бросалась в глаза сразу же за Красносёловкой, как она и сейчас видна в нижней части горы Кара-Тепе, с противоположной стороны от Сары-Дага. Сероватые стволы и матово-зелёная хвоя сосны крымской сделали своё дело. «Жёлтая гора» почти сменила окраску: теперь она серо-зелёная.

Дорога по Сары-Дагу практически на всём своём протяжении камениста. Ближняя к селу её часть надёжно промаркирована, так как ведёт к местной достопримечательности. Она тоже едва ли связана с исламом: это таврские каменные ящики, или, по-новомодному, дольмены. От тропки, уводящей в сосняк (в нём и расположены четыре каменные гробницы: три относительно целых и одна разрушенная), дорога начинает уверенно набирать высоту. Не так, чтобы уж совсем невыносимо круто, однако подъём ощущается. Помогает снизить нагрузку на ноги и колёса удачно распланированный профиль дороги.

Проложили ли дорогу по Сары-Дагу в XIX веке (её нить неплохо прорисована на «верстовке»), или же этот труд выполнил кто-то из народов, живших в этих краях в более ранние времена, доподлинно неизвестно. К аргументу об её древнем происхождении можно отнести общее направление: на крупном перекрёстке боковое ответвление дороги уводит в сторону руин поселения Байсу. К слову, и Байсу вполне подходит под определение о развиваемых в нити рассказа «иноверных» топонимах. Есть сведения, что в поселении жили христиане.

Окрестности скалы Гяур-Кая. Старинная карта «верстовка» 1890 года

Тот самый случай, когда дореволюционные карты оказываются полезнее и нагляднее современных. На «верстовке» 1890 года обозначены: скала Картны-Каясы, горы Гяур-Кая и Кара-Тепе, бывшее поселение (в те времена — хутор) Байсу

Оставив поворот в сторону Байсу, дорога жмётся к склонам Караби. Испытание подъёмом заканчивается перевалом Гяур-Кая (683 метра над у.м.). На перевале дорожная выемка перерезывает узкий хребет, вытянувшийся с востока на запад. Вдоль гребня хребта хорошо просматриваются развалины стены, сложенной насухо из местного известняка. Своим видом и устройством древнее сооружение напоминает классические «длинные стены», остатки которых всё ещё видны на перевалах крымских гор. Подумать о происхождении этой загадки из истории, можно одновременно во время подъёма вдоль стен, по плавно повышающемуся к востоку хребту. Стена и хребет заросли лесом, поэтому потребуются крепкие нервы, время на дорогу и физические силы. Траты на подъём вдоль стены вскоре окупятся сторицей. В лесу покажется каменистая поляна с зарослями колючих кустов вдоль краёв. За ней — обрыв скалы и прекрасная панорама гор. Вид на вершины ограничен лишь лесом, замыкающим скалу и поляну с одной из четырёх сторон.

 Виртуальный тур из двух сферических панорам. На первой панораме — вид со скалы Картны-Каясы. На второй — закат со Гяур-Кая:

 Полноэкранный режим включается двойным кликом (поддерживается не всеми браузерами) или нажатием на иконку

Скала Картны-Каясы (qart – «старый, старик», qayasi – «скалы», «старые скалы») своеобразна и необычна. На мелкомасштабных картах она не обозначена. С дороги Красносёловка — Приветное скалу не видно. С самого перевала Гяур-Кая её тоже едва ли разглядишь. Такая себе скала-партизанка. Необычный вид на торчащую из леса скальную вершину открывается с горы Топарчик-Кыр, на Караби-яйле. С неё кажется, будто Картны-Каясы прилеплена своей задней частью к гораздо севернее расположенному хребту Кабарга. Это лишь иллюзия: скала одинока и своим присутствием украшает лишь верховья Куш-Дере, («птичий овраг», его ещё называют урочищем Шайтан-Капу).

Скала

С панорамной точки на краю Картны-Каясы отлично виден второй член троицы «иноверных» топонимов — заросшая лесом скала Гяур-Кая (816,7 метра над у.м.). Чтобы описать её форму, прибегнем к помощи писателя Антуана де Сент-Экзепюри и его замечательной сказке «Маленький принц»:

Когда мне было шесть лет, в книге под названием «Правдивые истории», где рассказывалось про девственные леса, я увидел однажды удивительную картинку. На картинке огромная змея — удав — глотала хищного зверя. Вот как это было нарисовано:

 

 

 

В книге говорилось: «Удав заглатывает свою жертву целиком, не жуя. После этого он уже не может шевельнуться и спит полгода подряд, пока не переварит пищу». Я много раздумывал о полной приключений жизни джунглей и тоже нарисовал цветным карандашом свою первую картинку. Это был мой рисунок №1. Вот что я нарисовал:

 

 

Я показал мое творение взрослым и спросил, не страшно ли им.

 

— Разве шляпа страшная? — возразили мне. А это была совсем не шляпа. Это был удав, который проглотил слона. Тогда я нарисовал удава изнутри, чтобы взрослым было понятнее. Им ведь всегда нужно все объяснять. Вот мой рисунок №2:

 

 

Взрослые посоветовали мне не рисовать змей ни снаружи, ни изнутри, а побольше интересоваться географией, историей, арифметикой и правописанием. Вот как случилось, что шести лет я отказался от блестящей карьеры художника. Потерпев неудачу с рисунками №1 и №2, я утратил веру в себя. Взрослые никогда ничего не понимают сами, а для детей очень утомительно без конца им все объяснять и растолковывать.

Лётчику из сказки Антуана де Сент-Экзепюри точно бы понравилась Гяур-Кая: размерами она настолько удалась, что в неё однозначно поместился бы не только слон, но и огромный мамонт. Если вы не любите сказки, думайте о том, что гора похожа на шляпу. Она и правда на неё похожа.

С перевала Гяур-Кая дорога, милосердно сжалившись над путником, начинает плавно выполаживаться. Примерно в середине пути между Картны-Каясы и подъёмом на Гяур-Кая встретится родник, от которого питается ручеёк в овраге Куш-Кая. Родник с секретом: с виду это обычное нагромождение глыб. Однако под ними, в нескольких местах, сочится холодная, вкусная вода. Если внимательно не присматриваться и не прислушиваться, можно пройти мимо источника. Его выдаёт лишь едва слышимое в тиши леса журчание воды.

Дорога же вновь начинает идти на подъём. В какой-то момент о ней придётся забыть: к подножию Гяур-Кая не проложены ни дороги, ни тропы. Найти саму скалу сложно, приходится прокладывать путь по лесу буквально с помощью приборов.

Как и на скале Картны-Каясы, подножие Гяур-Кая начинается с каменистой поляны, которую едва видно из леса. С той лишь разницей, что вид на скалу и окружающие пейзажи открывается здесь не сразу, а требует дополнительного к себе внимания: на скалу нужно ещё залезть. Главное, набраться при этом смелости. Обычно пугает отвесный обрыв, здесь же страшен вид самой вершины. Скала — узкий, каменистый гребень, громоздящийся над хребтом на несколько десятков метров. С одной стороны – практически отвесный обрыв. С другой – глыбовый навал и разделённые трещинами скалы, сильно заросшие кривыми, низкорослыми дубами и колючей порослью. Между обрывом и зарослями – будто каменистая тропка, шириной в каких-то полметра. Держаться не за что. Лететь далеко и неприятно. Однако жажда видов со скалы помогает преодолеть первобытные страхи.

О панораме с вершины Гяур-Каи можно говорить лишь с придыханием. Особенно на закате. Далеко внизу, у самого подножия хребта, в вечерней тени зеленеет Танасская балка. Над нею, желтея в последних закатных лучах солнца скальными шапками, загораживают вид на побережье горы Хриколь, Шуври и Хургуч. Между Хургучем и Шуври из-за перевала Каллистон блестит кусочек синего моря. На фоне зелени лесов правильной формой шляпы (или удава, который проглотил слона) вырисовывается контур тени, которую отбрасывает громада скалы Гяур-Кая. К востоку от перевала Нижний Кок-Асан в горы уходит бугристый зелёный ковёр балки Актемир. Далеко на горизонте белеет скальный зуб Кок-Таша. Ближе к Шайтан-Капу видна замечательная россыпь скал на склонах Куш-Кая. Особое место в этой группе занимает отдельный утёс — Пут-Кая, он же Звездочёт. Панораму замыкает аккуратный конус Кара-Тепе со скальными выходами на склонах и вершине.

Хребет

От вершины Гяур-Кая, плавно изгибаясь в сторону скал Шайтан-Капу, начинается хребет Гяур-Кая  — третий участник рассказа о троице «иноверных» топонимов. Своим нижним концом хребет почти достигает оврага Куш-Дере и Тунасских ворот. Выветривание и лес разделили спину хребта на несколько отдельных вершин. Вершины отличаются высотой, внешним видом и открытостью. Где-то скала открыта со всех трёх сторон ветрам и обзору; на другом участке хребта из леса выступает лишь маленький и невысокий скальный кусочек; в дебрях, будто вспарывая лесную подстилку, вырастает из-под земли пирамида очередной высоты, сплошь покрытая зелёным пологом леса. Пространство между отдельными вершинами перемежается глухими зарослями леса и раскатами мшистых глыб.

Сложный ландшафт, отсутствие троп и открывающийся обзор с хребта Гяур-Кая на дорогу Карасу-Базар – Ускут в годы войны сослужили свою службу партизанам. В районе седловины между Хузгунскими скалами и Гяур-Кая, или же под самой вершиной, в 1941 году находились землянки лагеря Колайского партизанского отряда:

Крымские партизаны, часть 12

 

Из тетрадей Ивана Гавриловича Генова

 

14 декабря 1941 года

 

(фрагмент)

 

… мы вышли к дороге Карасубазар — Ускут. Только собрались переходить, как услышали голоса. Вскоре из-за поворота показалось около сорока мужчин и женщин. Все они шли по двое в ряд с узелками и мешками.

 

— Надо поговорить с ними, — предложил Попову. — Выясним, куда в такой холод идут.

 

Комиссар согласился. Выставив на всякий случай дозорных, вышли на дорогу.

 

— Кто такие? — спросил Попов.

 

— Из Ускута, крестьяне. В степных селах фрукты на хлеб меняли, — ответил за всех пожилой мужчина.

 

Разговорились. Оказывается, оккупанты запретили крестьянам ходить по дорогам в одиночку и мелкими группами. В деревне Ени-Сала они создали сборный пункт для тех, кто направляется на юг, а в Ускуте — для тех, кто идет на север, в степные районы.

 

Крестьяне снабдили ребят курительной бумагой, а один, оказавшийся знакомым Григория Назаренко, передал ему свой кисет с табаком и самое главное — кресало и трубку.

 

Мы тепло простились. Крестьяне направились в Ускут, а мы, подождав, пока они скрылись, стали подниматься на высокую и крутую гору Гяур-кая. Шли среди густого леса по очень узкой и извилистой тропке, которая привела нас к обрывистой скале. Отсюда колайцы меньше всего ждали появления посторонних. Мы же спустились с горы, обошли выставленные посты и, никем не замеченные, вошли в лагерь отряда. С радостью встретили нас партизаны. Но командование отряда растерялось, не знало, куда глаза девать.

 

После небольшого отдыха обошли заставы, посты, землянки, побывали у больных. Показали нам и конюшню — оказалась целая конеферма из двадцати шести лошадей. Командир отряда Губарев считает это резервным продовольственным фондом.

 

Необходимо отдать должное колайцам: они сумели сохранить значительную часть своих продовольственных баз и питаются до сих пор хорошо. В других отрядах, да и мы в штабе района, все еще не организовали выпечку хлеба, здесь же едят вкусный белый хлеб.

Ближе к Тунасским воротам, среди вершин хребта Гяур-Кая выделяется скала Акранту-Хая. Хороший обзор дороги Ени-Сала — Ускут вполне мог навести на партизан мысль использовать эту скалу в качестве наблюдательного пункта. В декабре 1941 выделяющееся на фоне леса полотно было открыто со всех сторон, и отлично просматривалась на несколько километров. Сейчас же дорога почти целиком скрыта зеленью естественных и искусственных лесов, за счёт чего её направление угадывается лишь в общих чертах.

От оконечности хребта Гяур-Кая до надёжно промаркированной тропы туристического маршрута №174 (т/с «Кабарга» – т/с «Нижний Кок-Асан») остаются считанные метры. Однако и здесь нет  намёков на какую-либо постоянную тропку. Гяур-Кая остаётся загадкой для массового туриста, уверенно штурмующего маркированные, с умом проложенные и проверенные тропы. Осталось лишь спуститься в теснину Тунасских ворот и оттуда посмотреть на теснину Куш-Дере и столбы Шайтан-Капу. Можно посмотреть и сверху, со стороны дороги. К смотровой площадке над скалами проложена всё та же маркированная тропа регулярного туристического маршрута.

 Гяур-Кая и окрестности на спутниковой карте Wikimapia:

 Больше фото (кликните на миниатюру и фотография увеличится):

  • NIK3935Развалины стены на перевале
  • NIK3939Древние стены
  • NIK3944Кладка стен
  • NIK3947Скала Гяур-Кая
  • NIK3954Вид со скалы Картны-Каясы
  • NIK3995Вид с Гяур-Кая на хребет и Пут-Кая
  • NIK3996Картны-Каясы из зарослей на Гяур-Ка
  • NIK4000Вечер в горах
  • NIK4008Шуври с Гяур-Кая
  • NIK4016Поля Белогорского района
  • NIK4024Скалы с Гяур-Кая
  • NIK4036В верховьях Куш-Дере
  • NIK4042Скала Гяур-Кая
  • NIK4045Жабрица
  • NIK4051Машина у скал Шайтан-Капу
  • NIK4059Скала Акранту-Хая

Пятачок

Небольшая автомобильная стоянка-пятачок приютилась над самым обрывом теснины Шайтан-Капу. В плохую погоду отсюда начинается обратный путь в Белогорск для тех, кто не учёл качества горной автодороги (полотно по большей части грейдерное). С пятачка открывается очаровательный, хоть и окантованный пыльной зелёной рамкой, вид на окружающие горы. Для обычного путника вокруг высокие вершины и скалы с непонятными, дико звучащими названиями. Знакомые с этими местами быстро сориентируются, это не сложно: за спиной — уходящая к небесам крутым обрывом Куш-Кая, под ногами, в красноватой окалине лишайников, — Шайтан-Капу. И лишь хорошо знакомые с крупномасштабной картой знают, что за «воротами чёрта» карабкается в заросшие густым лесом горы едва заметная ниточка скал, вершиной которых является Гяур-Кая – «скала неверных».


 Комментарии Вконтакте

 Комментарии Facebook

Комментарии Disqus

 

 Поделитесь этой статьёй в социальных сетях:

 

Поиск

Не знаете значение слова?

Поищите его в словаре

Искать

Панорамы

Видовые
вершины

На сайте

110

панорам

62

статьи

1107

фотографий и изображений

КОММЕНТАРИИ САЙТА. РАБОТАЮТ НА DISQUS