Кизилташ (Краснокаменка). Три вершины, три истории

Начиная с первых подробных карт Крыма (конец XVIII века), картографы Российской Империи постоянно работали над улучшением схематического изображения полуострова. С каждым новым выпуском карты на её листах всё тщательнее была прорисована береговая линия, детали рельефа, речная сеть. Важной частью были исторические топонимы. Их тоже добавляли, при этом иногда искажая неудобопроизносимые названия. Советские составители карт в послевоенные времена пошли ещё дальше. Они переложили на русский часть исторических топонимов. Наглядный пример — район ялтинского Кизилташа. Близ этого села, к слову тоже переименованного в Краснокаменку, на старых картах обозначено три примечательных скалы. Из них одной уже нет, вторую переименовали и обрусили, а третью не найти на туристических картах нашего времени.

Текст, панорама, карта, фотографии

Кызилтарин-Кая или Серый камень. Теперь её можно увидеть только на старых фотографиях

Путь в Ялту в первой половине прошлого века вряд ли был увеселительной поездкой. Причина тому — устаревшее шоссе, проложенное ещё в 30-х годах XIX века. Путешествующим приходилось терпеть спуски, подъёмы, бесконечные повороты и тряску на грейдерной дороге. Только возле Алушты заканчивался серпантин шоссе через перевал, как впереди снова вставали громады гор, вновь начинались повороты, спуски и подъёмы. От горы Кастель до Аю-Дага Саркизов-Серазини насчитал в своём путеводителе 12 глубоких оврагов. Их преодолевали по насыпям и мостам.

Деревня Кизилташ тогда как раз располагалась за очередным из таких поворотов шоссе. От дороги виднелись домики на склонах, всё это окружала замечательная панорама окрестных гор. Теперь этот вид можно увидеть лишь на пожелтевшей от старости фотографии:

Шоссе у деревни Кизилташ. Фотография начала XX века. Источник — фотоархив КФУ

Шоссе у деревни Кизилташ. Фотография начала XX века. Источник — фотоархив КФУ

В средней части снимка возвышается остроконечная вершина — скала Кизылтарин-Кая, правее от неё — прямоугольник Гелин-Кая. Чуть ниже открывается обычная картина того времени — повозка, запряжённая двумя лошадьми, неспешно везёт путников в Ялту.

Примечательная скала на снимке — Кизылтарин-Кая — достигала 559 метров и была высшей точкой окрестностей Кизилташа. На советских картах неудобное название сменили на простое — Серый камень. Очевидно, в противовес не менее простому названию Гелин-Кая — Красному камню (о ней — ниже). Жирную точку в истории Кизылтарин-Кая — Серого камня поставило бурное строительство асфальтированных дорог в середине XX столетия. Всего за несколько лет скалу до основания уничтожил карьер асфальтобетонного завода (АБЗ). Добытый из недр щебень использовали как подсыпку во время строительства нового Южнобережного шоссе. Сейчас на месте скалы чаша заброшенного карьера и руины теперь никому не нужного АБЗ.

Кизилташ, который стал Краснокаменкой

В начале прошлого века Кизилташ — большая и богатая деревня, почти целиком населённая крымскими татарами. Однако изначально на месте Кизилташа было более древнее поселение — небольшая деревня, прилегающая к исару на Гелин-Кая. Её тогда, по большей части, населяли греки. Их вывели из деревни в 1778 году, а в Кизилташе (древнее название села не сохранилось) осталось жить всего несколько семей крымских татар. Удобство расположения, хорошие урожаи и обилие вод привлекли в опустевшую деревню новых поселенцев. Позже путешественники описывали Кизилташ как «деревню с прекрасными садами» (Паллас), «одно из прекрасных селений побережья, скрытое ореховыми деревьями и высокими тополями» (де Монпере). В начале XX века Кизилташ — придорожное село со 180 домохозяйствами, двумя кварталами, школой, двумя мечетями, 30 десятинами фруктовых садов и 90 десятинами табачных плантаций.

До революции в селе было несколько имений. Известно о трёх из них. Все они отличались простотой внешнего вида и обстановки. По сути, это были обычные дачи. Одна из них частично сохранилась. Недалеко от разворотного кольца троллейбуса видна кипарисовая аллейка и некогда богатый добротный двухэтажный дом. Местные жители ещё помнят, что здесь до Советской власти была помещичья усадьба, а позже контора совхоза.

Кизилташ отличался водным богатством. В сумме источники деревни давали почти 30 000 вёдер воды в сутки. Всё это благодаря тщательно продуманной схеме водоснабжения. Вот что о ней рассказывал гидролог Н. Рухлов:

Для водоснабженія дер. Кизылташъ проведена вода изъ источниковъ трубопроводами, и въ самой деревнѣ устроены водоразборные краны, такъ называемые «фонтаны». Въ восточной части деревни вода проведена изъ источника «Гелинъ-Кая» въ количествѣ 2.581 вед, въ сутки, а именно: 1) верхній фонтанъ даетъ 356 ведеръ, 2) Джами-Кишме, около мечети, 429 ведеръ, 3) фонтанъ около Аджи-Амета 322 ведра, 4) около Аджи-Сеитъ-Али 1.474 ведра. Изъ отдѣльнаго источника трубопроводъ на лѣвомъ берегу Мезарларъ-чаира, старый фонтанъ, даетъ 2.347 ведеръ и другой фонтанъ Аджи-Сеитъ-Яя, построенный въ 1273 году, даетъ 2.030 ведеръ, Демерджи-Кишме даетъ 3.320 ведеръ.

 

Въ западной части деревни построено пять фонтановъ, вода для которыхъ проведена изъ источника «Парду», причемъ отъ источника вода проведена трубопроводомъ, длиною 150 саж., въ запасный бассейнъ, расположенный на высотѣ 150 саж. надъ уровнемъ моря, а изъ послѣдняго вода проведена въ деревню 3" трубами. Фонтанъ Джами-Кишме расположенъ выше второй, западной мечети, подаетъ воду въ количествѣ 4.110 ведеръ; Мейданъ-Кишме подаетъ воды 4.545 ведеръ въ сутки, Хайларъ подаетъ 3.756 ведеръ, Йліасъ-Кишме— 2.554 ведра и Копсъ-Кишме—1.600 ведеръ. На правомъ берегу рѣки Путамицы, около кладбища, старый фонтанъ подаетъ въ сутки воды 5.140 ведеръ.

Через деревню протекали две речки — Путамис и её левый приток. Южнобережное шоссе пересекало их по каменным арочным мостам. Во время неоднократных ремонтов старой дороги каменные мосты разобрали, на их месте построили бетонные.

Как и в начале XX века, так и сейчас, Кизилташ — удобный пункт остановки по пути на приморские курорты. Отделение Крымского горного клуба в Ялте организовывало экскурсии с посещением Кизилташа и Гелин-Кая. Среди них были как однодневные маршруты на линейках, так и многодневные конные поездки. В «Путеводителе по Ялте и окрестностям» Еленина Кизилташ — пункт посещения на 6 маршруте.

От шоссе в сторону склона горы ступенями поднимаются крыши домов. Среди застройки нынешней Краснокаменки (историческое название села сменили в 1945) сложно найти дома типично крымскотатарской архитектуры, однако изначальная сеть сельских улиц и переулков сохранилась неплохо. В их лабиринте кое-где уцелели «водоразборные колонки» — фонтаны.

Гелин-Кая? Кизил-Таш? Красный камень?

Из любого угла Кизилташа видна скала Гелин-Кая. Она — доминанта местности, символ села. Громадная красная скала с интересной историей упоминается почти во всех старых и современных путеводителях. Когда-то Гелин-Кая была окружена лишь лесом да полями. Ещё недавно дома в Кизилташе строили на почтительном расстоянии от скалы, будто опасаясь нависающей над ними громады. Теперь новостройки и заборы подступают к её красноватым стенам со всех сторон.

Необычный цвет стен Гелин-Кая — результат окрашивания окислами соединений железа. Из-за многовекового выветривания они тонким слоем покрыли поверхность известняка. Яркая маска сменила скучный светло-серый цвет «скалы-невесты» на страстный красный. Форму Гелин-Кая ёмко и коротко описал советский исследователь средневековых крепостей Крыма — Л. Фирсов. Он называл её «барабаном колоссальных размеров».

Скалы у Кизилташа: Кизылтарин-Кая, Гелин-Кая и Топ-Кая на карте «Крымского горного клуба»

Скалы у Кизилташа: Кизылтарин-Кая, Гелин-Кая и Топ-Кая на карте Крымского горного клуба

О названии скалы спорят. Согласно предположению того же Фирсова, Гелин-Кая — искажённый гибрид греческого и татарского Элин-Кая, т.е. «эллинская скала». Кизилташцы видели в скале образ окаменевшей невесты и называли не иначе, как Гелин-Кая («скала невесты»). В этой связи рассказывали плохо сохранившуюся легенду о том, как одна молодая девушка, спасаясь от преследователя, искала спасения на её вершине; видя, что скрыться не удастся, она бросилась вниз со скалы. Падение ее было столь удачным, что она оказалась у подножия невредимой. Тогдашние жители селения в благодарность посвятили это место Богу и построили здесь монастырь. Не в силах правильно объяснить источник происхождения исторического названия, позже скалу стали иногда называть Кизил-Таш, буквально описывая её внешний вид. Новое название прижилось. После войны его перевели. На советских картах и путеводителях с тех пор встречается только название Красный камень. Иван Коваленко считает, что топоним Кизил-Таш «перекочевал» на Гелин-Кая после уничтожения схожей по смыслу скалы Кизылтарин-Кая.

В современных путеводителях Красный камень и пруд у его подножия описывают как природную и историческую достопримечательность, место для отдыха и натурных съёмок фильмов (например, «Дикари»). Красный камень — прекрасный скалодром. На скале пробито больше сотни маршрутов от 5 до 8 категорий сложности с оригинальными названиями. Покорить её стены приезжают скалолазы всех возрастов. В тёплые месяцы года они отдыхают от тренировок в трёх больших платочных лагерях у подножия красной громады и в ближайшем лесу.

На вершину скалы Гелин-Кая (далее в рассказе будет использоваться только это название) можно подняться по двум кулуарам. По западному понижению подъём проще. Его дно — длинная подвижная осыпь с едва читаемой тропой. Юго-восточный кулуар короче, однако плотно завален обломками скалы. Из-за этих сложностей путь на вершину нельзя назвать приятным. Однако, соблюдая осторожность, сюда всё же стоит подняться. Во-первых, на вершине скалы сохранились остатки крепости. Во-вторых, оттуда открывается замечательный вид на все три возвышенности, о которых рассказывается в повествовании.

По происхождению Гелин-Кая — гигантский блок известняков. Когда-то он оторвался от кромки яйлы и за миллионы лет медленно сполз по подстилающим породам таврической серии до своего нынешнего места. Интересно, что такая же природа у большинства окрестных останцев. Все они видны с вершины скалы и древней башни. Уничтоженная Кизылтарин-Кая, виднеющиеся у кромки берега Дженевез-Кая и сползшие в море Адалары возле Гурзуфа — последствия такого неторопливого движения.

Об исаре на вершине скалы Гелин-Кая упоминается во всех книгах, связанных с крымским средневековьем. Начиная с П. Кёппена, руины маленького укрепления неоднократно посещали и описывали историки. Благодаря их трудам можно узнать не только о самой крепости, но и о том, как быстро успели прийти в упадок и без того её разрушенные стены. Произошло это всего за последнее столетие-полтора. Так, ещё в 60х годах прошлого века, когда исар описывал Л. Фирсов, высота его башни достигала 4-х м., крепостные стены местами возвышались на два. Сейчас самый высокий угол руин башни едва доходит до 2,5 м., кладка основной крепостной стены сохранилась всего на 0,5-1 м. и то местами. Считается, что исар на Гелин-Кая — крепостца, служившая небольшим дозорным пунктом. С него следили за перемещением войск и жителей окрестных сёл. Особенно пристально глядели на море и яйлу: оттуда можно было ждать появления врага. Лучшее описание исара на скале Гелин-Кая — у Л. Фирсова. Электронную версию главы его книги со схемами и современными фотографиями ищите здесь.

Топ-Кая. С видом на Гелин-Кая, Аю-Даг и гладь Чёрного моря

С руин башни на вершине Гелин-Кая открывается замечательная панорама. Совершенно голая, безлесная верхушка «барабана» не мешает любоваться яйлой, лесом, морем, Аю-Дагом, Краснокаменкой и окрестными сёлами. К северу от видовой точки, всего в 0,5 км от подножия скалы, в лесу виднеется серый, разделённый на две части выветриванием отдельный утёс. Вид на него необычен и красив. Светло-серую скалу окружает со всех зелёный сосновый лес, вдалеке над ним — кромка яйлы. Где-то на яйле белой точкой блестит Серебряная беседка. Название утёса в ладонях леса — Топ-Кая.

Три скалы: Кызилтарин-Кая (Серый камень), Гелин-Кая (Красный камень) и Топ-Кая когда-то образовывали своеобразный треугольник. Его смысловой вершиной была Топ-Кая. Это хорошо видно на дореволюционной карте Крымского горного клуба (выше) и на советской подробной карте окрестностей Краснокаменки:

На подробной советской карте — Серый камень, Красный камень и Топ-Кая

На подробной советской карте — Серый камень, Красный камень и Топ-Кая

Справедливости ради отметим, что лучший вид на этот треугольник открывался с Гелин-Кая. Однако знакомство с утёсом Топ-Кая окупит потраченное на это занятие время. Даже если не окажетесь на вершине скалы, хорошо прогуляетесь в сосновом лесу и попьёте холодной родниковой воды. Но обо всём по порядку.

К скале Топ-Кая от подножия Гелин-Кая проложена тропка. Сначала она выводит в смешанный лес. Спустя сотню шагов лес сменяется на сосновый. Сосны обступают тропку со всех сторон. Она плавно уводит на дно небольшой промоины. Её дно и стенки сплошь усеяны большими сосновыми шишками. С обеих сторон всё плотнее подступают серые стволы сосен. Вид несколько портит обычная для южнобережья чёрная водопроводная труба. Она ведёт к источнику Топ-Кая-Чокрак. Родник описан у Рухлова так:

Около горы «Топъ-Кая», представляющей собою обвалъ, на берегу Мезарларъ-чаира, находится источникъ «Топъ-Кая-Чокракъ», при которомъ устроено водопойное корыто; расходъ воды опредѣлился въ количествѣ 17.870 ведеръ въ сутки, температура воды 10,7° Ц.; вода стекаетъ въ русло Мезарларъ-чаира двумя потоками.

Вскоре труба приведёт к источнику. У подножия огромного серого утёса из трубы льётся струя холодной воды. Рядом с источником — толстые стволы старых сосен. Выше маскируется под цвет скалы бетонный каптаж. Теперь воды Топ-Кая-Чокрака не льются по дну лежащей ниже промоины. Вместо шумных струй на дне Мезарлар-чаира живёт тишина. Услышать журчание мутных вод средь нагромождения камней у подножия серого утёса можно лишь в редкие дни таяния снегов или после короткого, но стремительного летнего ливня в горах.

Из этого описания можно судить и об источнике, и об окрестных топонимах. «Мезарларъ-чаир» — «сад, в лесу, где много могил немусульман». Интересно, не о кладбище ли бывших жителей деревеньки у Гелин-Кая где-то в окрестностях русла этой речки рассказывает необычный топоним?

Название скалы — Топ-Кая — не редкость для горного Крыма. Исследователь топонимов И.Л. Белянский зафиксировал порядка десятка вершин с таким топонимом. О двух из них уже однажды рассказывалось на сайте. И если с Бахчисарайскими скалами ещё можно как-то связать названия и пушки (Топ-Кая — «пушечная скала»), то здесь оно явно не уместно. Интересно, что в Дагестане слово топ — «небольшая вершина». Такое объяснение ближе к истине. Топ-Кая действительно небольшой по площади утёс.

В некоторых путеводителях пишут: «чтобы пройти на вершину Гелин-Кая, необходимо воспользоваться приемами скалолазания». Если сравнить эти навыки с подъёмом на Топ-Кая (тут уместнее употребить слово «залаз»), то становится понятно: оказаться на вершине этого утёса сможет лишь заправский скалолаз. Со всех сторон вершина скалы окружена обрывами. Ниже всех — северный. С этой стороны скала напоминает дом в каком-нибудь селе, приютившемся на крутом склоне: высокий главный фасад и почти вровень со склоном задний. При осторожности и сухой погоде, забраться на вершину можно без страховки. Вид того стоит.

 Виртуальный тур из двух сферических панорам, снятых на вершине скалы Топ-Кая:

 Полноэкранный режим включается двойным кликом (поддерживается не всеми браузерами) или нажатием на иконку

Вершина Топ-Кая по-особому уютна. Со всех сторон серую скалу окружили высокие сосны. Кажется, что их колючие лапы можно потрогать не сходя с её верхушки. Впереди, в узкой вечнозелёной рамке, виднеется Гелин-Кая. За нею — Аю-Даг и гладь моря. Всё это в окружении тишины и со вкусом чистейшего воздуха, настоянного на аромате сосновой смолы.

В виде скалы Топ-Кая заметна некая этажность. Она прослеживается и в растительном мирке этой небольшой вершины. Загадочный полумрак скального хаоса — первый этаж — выбрали любитель влаги мох и вечнозелёный плющ. Второй этаж — слегка отделившаяся от общей стенки теснина. Её занял большой дуб скальный. Он же усыпал всё вокруг своими крупными желудями. С третьего этажа — царства света и тепла — нависает над ним соседка сверху — сосна-самолёт с извилистым, толстым корнем. Верхний этаж облюбовали обычные для скальных вершин Крыма растения: жабрица, можжевельник. В скальных трещинах — сосновые иголки, шишки и мох. На разогретой вершине утёса греется семейство лишайников.

Топ-Кая — скала-«потеряшка». Её не найти ни в современных путеводителях, ни на туристических картах. Исключение — Викимапия. Да и там её зачем-то назвали Печкой и Сандык-Кая (сандык – «сундук»). Не похоже ни на то, ни на другое. Интересно, что в описании маршрутов Крымского горного клуба Топ-Кая, наравне с Кизылтарин-Кая и Гелин-Кая, упоминается как заметная точка на местности.

 Окрестности села Краснокаменка, карьер на месте скалы Кызилтарин-Кая, скалы Гелин-Кая и Топ-Кая на спутниковой карте Wikimapia:

 Больше фото (кликните на миниатюру и фотография увеличится):

  • _NIK4500Фонтан
  • _NIK4501Гелин-Кая
  • _NIK4502Руины
  • _NIK4503Скала Топ-Кая
  • _NIK4504Кладка
  • _NIK4510Топ-Кая из леса
  • _NIK4512Стенка
  • _NIK4515К свету
  • _NIK4518Осень
  • _NIK4529Былая жизнь
  • _NIK4553Аю-Даг
  • _NIK4603Рассвет
  • _NIK4609Теснина
  • _NIK4619Табличка
  • _NIK4629Каптаж
  • _NIK4632Сосны

Заключение

30 января 1969г. решением облисполкома Крыма №19/8­67 скала Красный камень была объявлена памятником природы местного значения. По документам, она охраняется Государством как памятник природы и истории. Вокруг скалы установлены аншлаги с описанием памятника. На деле же, до заборов ближайших домов нет и сотни метров. Что поделаешь. Многие хотят жить с красивым видом. Лучше, наверное, такая охрана, чем повторение истории с Кизылтарин-Кая. Среди выводов к статье в «Учёных записках ТНУ (нынешний КФУ)» «Экологическое состояние и перспективы использования памятника природы крымского южнобережья «Красный камень»» резюмируется:

Заповедный объект «Красный камень» должен рассматриваться как комплексный природно­исторический памятник природы. 

 

Его научная, ландшафтно­эстетическая, рекреационная и природоохранная ценность несомненны.

Если же подойти к этому вопросу глубже, то скалы Кизылтарин-Кая, Гелин-Кая и Топ-Кая объединяет геологическая, историческая и топонимическая связь. Даже после утраты Кизылтарин-Кая она не нарушена. Ведь возле уничтоженной скалы до сих пор текут воды источника. А значит, живёт и топоним. Читаем о нём у Рухлова:

Вблизи скалы «Кизылтаринъ», на высотѣ 248 саж., имѣется источникъ «Кизылтаринъ-чокракъ», съ расходомъ воды въ 4.392 вед. въ сутки, температура воды 11,1° Ц.

При желании, связь можно подчеркнуть и использовать при создании увлекательной экскурсии, в которой можно поведать об общей истории трёх ландшафтных памятников. Благо, рассказать есть о чём.


При сборе информации использованы данные из следующих книг, статей и источников:

  • «Путеводитель по Южному берегу Крыма» И. Саркизов-Серазини
  • «Сборникъ Ялтинскаго отдѣленiя Крымскаго горнаго клуба»
  • «Ялта и окрестности» Е. Еленинъ
  • «Обзоръ рѣчных долинъ горной части Крыма» Н. Рухлов
  • «Путешествие по дворянским имениям Крыма» Т. Брагина
  • «Дорога к морю» И. Коваленко
  • «Дженгиз Дагджи в воспоминаниях» перевод с турецкого
  • «Исары. Очерки истории средневековых крепостей Южного берега Крыма» Л. Фирсов
  • «Учёные записки ТНУ. Экологическое состояние и перспективы использования памятника природы крымского южнобережья «Красный камень»» Б. Вахрушев и другие


Комментарии Вконтакте

Комментарии Facebook

Комментарии Disqus

 

Поделитесь этой статьёй в социальных сетях:

 

Панорамы

Закаты и
рассветы

На сайте

119

панорам

66

статей

1194

фотографий и изображений